Тереза Мэй: ракеты Trident и дипломатический поединок на континенте
1373

Тереза Мэй: ракеты Trident и дипломатический поединок на континенте

Первые зарубежные визиты новый премьер-министр Великобритании Тереза Мэй  совершила в Германию и Францию. От позиции Ангелы Меркель и Франсуа Олланда во многом зависят как условия выхода Соединенного Королевства из ЕС, так и последующие отношения Лондона с континентальной Европой.

Поездку на континент Тереза Мэй предварила проведением через палату общин программы обновления ядерного потенциала Великобритании, включая постройку четырёх новых атомных подводных лодок, вооружённых ракетами Trident  D5, на замену прежним субмаринам Vanguard. Несмотря на противодействие депутатов от Шотландской национальной партии (ШНП), некоторых лейбористов и «зелёных», британский парламент 472 голосами против 117 поддержал правительство. Общие расходы на модернизацию ядерного потенциала Великобритании могут составить 220 млрд. долларов в течение 32 лет.

Модернизация, утверждают в Лондоне, призвана поддержать статус Великобритании как мировой державы после её выхода из Европейского союза.   В духе  лучших традиций холодной войны Тереза Мэй заявила, что обновление ядерного щита необходимо для того, чтобы «защитить Великобританию от растущих угроз со стороны России и Северной Кореи». Это странное заявление, которое можно рассматривать как причисление России к пресловутой «оси зла», было сделано, надо понимать, в первую очередь, в расчёте на Вашингтон, укрепление «особых отношений» с которым приобретает для Лондона ещё большее значение, чем прежде.

На вопрос одного из депутатов «Готовы ли вы лично отдать приказ о применении ядерного оружия, зная, что это приведет к гибели сотен тысяч невинных мужчин, женщин и детей?» Тереза Мэй ответила в стиле Маргарет Тэтчер: «Да! И я хотела бы напомнить уважаемому джентльмену, что именно на уверенности наших противников, что мы ответим на удар не колеблясь, строится все ядерное сдерживание». Больше того, из её реплик можно было понять, что она сожалеет об отказе Украины от ядерного оружия.

* * *

Переговоры в Берлине, как и ожидалось, были жесткими, хотя внешне все выглядело вполне благополучно. Лондон, разумеется, выступает за «конструктивное партнёрство» во благо народов Германии и Великобритании. Только вот что касается выхода из ЕС, здесь Великобритании необходимо время для «тщательной подготовки». Поэтому, мол, до конца года Лондон не успевает обратиться к статье 50 Лиссабонского договора, регулирующей процедуру запуска выхода из Евросоюза. Вначале, мол, нужно обрести ясность в «наших ориентирах». Это значит, что торг по поводу условий выхода Британии из ЕС ещё впереди.

Ангела Меркель подтвердила, что не может быть никаких официальных переговоров по условиям Brexit до начала официальной процедуры выхода из Союза, но дала понять, что затягивание времени Берлин не устраивает. «Никто не хочет длительного периода неопределённости», - отметила Меркель. Подчеркнув это, госпожа канцлер произнесла ритуальные фразы о том, что сохранятся «очень хорошие отношения» и «Великобритания останется частью Европы». Тем не менее, как замечает Der Spiegel, британцы перестали быть родственниками, которых  приходится терпеть, несмотря даже на их тяжелый характер, и перешли в категорию всего лишь друзей. (видно, тоже не очень приятных).

Можно предположить, что тон переговоров Ангелы Меркель с новым британским премьером был обусловлен ещё одним обстоятельством: в Берлине рассчитывают на Хиллари Клинтон, но готовятся к Дональду Трампу. Меркель, правда, получила удовлетворение: прибыв после назначения премьер-министром первым делом в Германию, Тереза Мэй признала первенство Берлина в управлении Европой (ее предшественник Дэвид Кэмерон ездил в Париж), если отвлечься, конечно, от патронажа США.

                                                           ***

Не менее сложными были и переговоры в Париже. Загнанный в угол терактом в Ницце и собственным трудовым законодательством Франсуа Олланд, рейтинг которого опустился до уровня подошвы на его ботинках, должен был демонстрировать решительность. Поэтому он пошёл по стопам Ангелы Меркель, подчеркнув, что в интересах обеих сторон начать официальные переговоры о выходе Британии из ЕС как можно скорее.

Здесь же Олланд сформулировал трудновыполнимое для британцев условие, которое можно понимать и как ультиматум. Если Великобритания желает получить полноправный доступ на общеевропейский рынок после выхода из Евросоюза, она должна сохранить неприкосновенной свободу передвижения людей через свои границы. В противном случае, пригрозил французский президент, Соединенное Королевство «получит некий иной статус».  И вот тут лежит камень преткновения: не для того же британцы проводили референдум, чтобы пресловутый «польский сантехник» по-прежнему чувствовал себя в их стране, как у себя дома.

Терезе Мэй пришлось лавировать. Не говоря ни «да», ни «нет» французским требованиям, премьер-министр ограничилась общими фразами о продолжении конструктивного сотрудничества с Францией. Положительным для Лондона можно считать разве что согласие Парижа на продолжение действия соглашения о пограничном контроле от 2003 года, направленного на сдерживание мигрантов, направляющихся через Францию в Великобританию.

По итогам поездки Терезы Мэй можно сказать, что в начальной стадии поединка с Лондоном за условия Brexit  Берлин и Париж пока ведут по очкам. Ни единой уступки с их стороны Лондон не добился. И ситуация неопределённости сохранится до тех пор, пока в заокеанском Белом доме не появится новый хозяин.

В этих условиях особый вес приобретают шаги Лондона в поисках возможных экономических преимуществ от выхода из Евросоюза за его пределами. По словам главы вновь созданного министерства по делам внешней торговли Лайама Фокса, выгода от новых соглашений с ведущими мировыми экономиками может в 10 раз превысить этот показатель в Евросоюзе. Министр рассматривает порядка дюжины сделок о свободной торговле за пределами ЕС, рассчитывая, что их удастся заключить к моменту выхода Британии из Союза. Уже достигнуты договорённости с Индией, Китаем, Японией, Австралией и Канадой. На очереди США. Фокс считает, что концепция экономических блоков осталась в прошлом веке, теперь же в международных экономических отношениях всё зависит от «гибкости и быстроты».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.