header
Выгрузка элементов зенитной ракетной системы С-400 на авиабазе Мюртед, 12 июля 2019 г.
"63277"
Размер шрифта:
| 14.07.2019 Политика  | Экономика 
2598
4.45
5
1
22
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.45
logo

Зачем Турции С-400

Как будут делить запасы природного газа в Восточном Средиземноморье?

В Москве и Анкаре официально подтвердили начало поставок в Турцию компонентов ЗРС С-400 «Триумф». Приведение четырёх дивизионов в боевую готовность должно состояться к ноябрю, но всех интересует вопрос – ради чего Эрдоган пошел на небывалое обострение с Соединёнными Штатами и зачем Турции такое оружие? Несколько дней назад президент Эрдоган заявил: «Мы же не зря в это инвестировали! Конечно, у нас будет право использовать это оружие, как мы захотим и когда мы захотим. Это система противовоздушной обороны. Если кто-то атакует нас с неба, мы ее активируем».

Радиус действия ракет комплекса «Триумф» позволяет охватывать обширные районы. Согласно первичной информации, четыре дивизиона С-400 планируется дислоцировать вдоль границы с Сирией. Однако дело не в Сирии. Да, у Анкары сейчас напряжённые отношения с Дамаском, у Турции есть свои интересы в Сирии (обеспечение безопасности границ в районах, населённых курдами), но у курдов нет ВВС, а нападение ВВС Сирии на Турцию представить невозможно.

Между тем у Турции немало иных проблем, чреватых угрозами с воздуха. Отношения между Грецией и Турцией никогда не были дружественными, а в условиях отсутствия демаркации морских границ и многочисленных взаимных территориальных претензий в Эгейском море тлеющий конфликт неоднократно перерастал в конфронтацию с воздушными боями, сбитыми самолётами и вертолётами. Обе стороны регулярно обвиняют друг друга в нарушении своего воздушного пространства, и число нарушений ежегодно исчисляется сотнями.

В попытке урегулировать спорные моменты Эрдоган в декабре 2017 года посетил Грецию – это был первый визит президента Турции за 65 лет! Однако в Афинах встретили его прохладно и дали понять, что никакого «обновления» Лозаннского мирного договора (1923 г.) быть не может и говорить вообще не о чем. Интересной была реакция греческой прессы – там предложили закрыть Эрдогану въезд в Грецию. В итоге стороны вернулись к привычном обмену заявлениями, которые даже отдалённо не напоминают диалог. В феврале 2018 года советник президента Турции Йигит Булут в прямом эфире турецкого телевидения заявил: «Мы переломаем руки и ноги любому греческому офицеру, премьер-министру или министру, который осмелится ступить на острова Кардак». В Греции эти необитаемые острова считают своими, а министр обороны Панос Каменос назвал турецкого президента безумцем.

Эгейским морем проблемы не ограничиваются. В период 2003-2010 гг. Республика Кипр (РК) заключила договоры о проведении морской границы с Ливаном, Египтом и Израилем. Турция отказалась признавать эти соглашения, тем более что Анкара и Республику Кипр до сих пор не признает. Ситуация обострилась, когда в 2010-2015 годах близ кипрского шельфа были открыты месторождения природного газа с запасами до 3,45 трлн куб. м. Только газовое месторождение Афродита у берегов РК обладает ресурсным потенциалом в 230 млрд кубометров; рядом располагаются не менее крупные израильские месторождения Левиафан, Тамар, гигантское египетское месторождение Зохр (850 млрд куб. м). Заметим, что добыча газа в самой Турции в 2017 году не превышала 350 млн куб. м при потреблении 53 млрд куб. м.

Анкара с 2011 года заявляла, что делёж Восточного Средиземноморья без учёта её претензий и мнения турецкой общины Кипра противоречит международному праву, однако в декабре 2013 г. РК и Египет подписали соглашение о разграничении исключительных экономических зон, затем о строительстве трубопровода между месторождением Афродита и египетскими заводами по сжижению газа, откуда это сырьё планируется начать в 2022 году экспортировать, в том числе в Европу.

На переговорах летом 2017 года между греческой и турецкой общинами Кипра проблема добычи углеводородов была одним из краеугольных вопросов, но к согласию стороны не пришли. Когда сложился консорциум Израиля, Греции и РК, а интерес к проекту проявили Total, Eni и ExxonMobil, Турция решила явочным порядком застолбить за собой некоторые участки газовых месторождений, статус которых трудно установить в силу неурегулированности кипрской проблемы. При этом Анкара угрожала защитить свои интересы силой.

В феврале 2018 года турецкие военные корабли заставили буровое судно Saipem 12000 итальянского нефтегазового гиганта Eni покинуть прибрежные воды Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК). К июлю 2019 года Турция направила на шельф РК два буровых судна («Фатих» и «Явуз»), которые приступили к разведывательному бурению. При этом в Анкаре заявили, что данная зона является продолжением континентального шельфа Турции и не может считаться чьим-либо лицензионным районом. Турция потребовала, чтобы все энергетические проекты в этом районе согласовывались с ней, однако Еврокомиссия предостерегла Анкару от посягательства на «кипрский газ». В поддержку РК выступили и США.

Сотрудничество Греции и Израиля не ограничивается участием в упомянутом консорциуме. Страны уже несколько лет проводят совместные учения ВМС, ВВС и ПВО, причем последние прошли в октябре-ноябре 2018 года. По сообщениям СМИ, израильтяне неоднократно проявляли повышенный интерес к тактико-техническим характеристикам ЗРК С-300ПМУ-1 российского производства, имеющихся на вооружении ВС Греции. После того как Россия поставила такие комплексы Сирии, Израиль неизменно наращивал усилия по получению доступа к их ТТХ, и бывший первый заместитель министра обороны Костас Исихос не исключил передачу Афинами Израилю «чувствительной информации». По его словам, между Израилем и Грецией заключено более 50 соглашений в области военного сотрудничества. Большая часть этих соглашений не прошла ратификацию парламентом Греции.

Одновременно Греция с подачи США начала масштабную модернизацию боевого потенциала своих ВВС. 18 октября 2017 года президент Д. Трамп принял в Вашингтоне премьера А. Ципраса и объявил, что заключён контракт на модернизацию 123 греческих истребителей F-16C/D до уровня F-16V. Д. Трамп подчеркнул, что соглашение на сумму около 2,4 млрд. долларов не только укрепит греческие ВВС, но создаст тысячи рабочих мест для американцев. Такая информация не могла остаться незамеченной, и турецкая сторона форсировала достижение соглашения о закупке четырёх дивизионов ЗРС-400 – документы были подписаны 29 декабря 2017 года в Анкаре. При сопоставимой стоимости двух соглашений поступление на вооружение ПВО Турции комплексов С-400 «Триумф» делает бессмысленной всю программу модернизации ВВС Греции.

В Афинах попытались отыграть назад, но американцы ведут бизнес без сантиментов, и ссылки на отсутствие у греков денег не помогли. 25 декабря 2018 года был подписан контракт, согласно которому США согласились на сокращение числа модернизируемых машин до 84 и уменьшение ежегодных выплат до 150 млн евро (вместо первоначально оговоренных 250 млн), но с продлением сроков поставок. Завершением контракта объявлен 2028 год – к тому времени эти машины безнадёжно устареют, и потребуется новая модернизация. А в Вашингтоне, Брюсселе и в Афинах утвердятся у власти новые люди, однако хочется надеяться, что не придётся знакомиться с оценкой эффективности боевой авиации и комплексов ПВО из горячих информационных сводок.

На фото: Выгрузка элементов зенитной ракетной системы С-400 на авиабазе Мюртед, 12 июля 2019 г., источник: Министерство обороны Турции.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.