header
При Байдене китайская политика Трампа будет продолжена
"99043"
Размер шрифта:
| 26.12.2020 Мнение эксперта 
1789
4
5
1
4
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4
logo

Китай готов к наступлению Евроатлантики и действует на опережение

При Байдене китайская политика Трампа будет продолжена

Начинают прорисовываться детали китайской политики США при новой администрации. Пока они свидетельствуют о продолжении жёсткой конфронтационной линии в отношении Китая.

Недавно избранный президент США объявил, что намеревается назначить на должность торгового представителя США Кэтрин Тай – главного советника по торговле от Демпартии в бюджетном комитете палаты представителей. На этой должности Тай сменит Роберта Лайтхайзера.

Кэтрин Тай

Кэтрин Тай

Новая фигура интересна в ряде отношений. Кэтрин Тай – этническая китаянка и свободно говорит по-китайски. Перед образованием КНР её семья бежала на Тайвань, затем переехала в США. Ранее Тай занималась спорными вопросами торговых отношений США с Китаем и ЕС, участвовала в переговорах по новому соглашению о зоне свободной торговле между США, Мексикой и Канадой.

Несмотря на свою принадлежность к демократам, Тай получила поддержку видных конгрессменов-республиканцев. Таким образом, подтверждается двухпартийное согласие в США в отношении противодействия экономическому развитию КНР. Это означает усиление антикитайских настроений в американских правящих кругах.

Бывший участник делегации США на торговых переговорах с КНР Клит Виллемс, который работал с Тай в Национальном экономическом совете, говорит: «Она поможет провести жёсткую линию в отношении Китая... Она не является слабаком и будет иметь возможность отстаивать интересы США против таких стран, как Китай».

Избранный президент США в торгово-экономических спорах с Китаем попытается выстроить единый антикитайский фронт из европейских и азиатских союзников. В отличие от него Трамп предпочитал противостоять Китаю в одностороннем порядке, идя на конфронтацию в торговых вопросах, например повышая тарифы на китайские товары, часто по соображениям национальной безопасности, а не по соображениям торговой выгоды. И Байден неоднократно заявлял, что не будет сразу снижать тарифы на китайский импорт, которые ввёл Трамп: дескать, сначала необходимо проконсультироваться с союзниками.

По сути, речь идёт о вероятности возвращения администрации Байдена к начатому при Обаме проекту Трансатлантического и Транстихоокеанского торгово-инвестиционных партнёрств, соответственно с ЕС и АТЭС. По новому замыслу США должны будут устанавливать выгодные торговые правила и стандарты в этих зонах свободной торговли и инвестиций – тарифы, правила арбитража, стандарты продукции, технические регламенты и пр.

Ни одно из этих партнёрств не предполагает участия КНР. И если в отношении Трансатлантического партнёрства это понятно, то Транстихоокеанское партнёрство с самого начала задумывалось против Китая. Трамп вывел США из этих проектов, но если бы они были доведены до конца, то выставленные барьеры существенно затруднили бы проникновение китайских товаров и капиталовложений на основные для КНР рынки (США, ЕС и ЮВА).

По всей видимости, Китай готов к общему наступлению Евроатлантики и действует на опережение как на азиатском, так и на европейском направлениях.

В ноябре 15 стран-членов АТЭС и региональные партнеры этого объединения, включая Китай, подписали соглашение о региональном всеобъемлющем экономическом партнёрстве (РСЭП), которое стало одним из крупнейших соглашений о свободной торговле. Впервые Китай заключил общее соглашение с союзниками США в Азии – Южной Кореей и Японией, но в РСЭП не оказалось самих США. А на днях стало понятно, что КНР находится на решающей стадии заключения такого же всеобъемлющего соглашения об инвестиционном партнёрстве с Евросоюзом. Успех соглашения практически предрешён, оно отвечает интересам ЕС, который давно пытается добиться от КНР таких же условий для выхода европейских компаний на китайский рынок, какие имеют китайские товары на европейском рынке.

Это соглашение расширит европейцам доступ на китайский рынок, закрепив секторальные обязательства по устранению или снижению барьеров (требования к совместным предприятиям и инвестиционные запреты). Соглашением будут охвачены промышленное производство, финансовые услуги, недвижимость, строительство, вспомогательные услуги для поддержки судоходства и воздушного транспорта.

При этом ускорение торгово-инвестиционной сделки между КНР и ЕС последовало тотчас за предложением Европейской комиссии избранному президенту Байдену «новой трансатлантической повестки дня глобальных изменений», в основе которой лежит «стремление объединить Европу и Соединенные Штаты в глобальный альянс». Очевидно, Пекин опередил США в закреплении в выгодных для себя условий торгово-инвестиционного партнёрства с Евросоюзом, предотвратив формирование в мировой торговле совместного фронта США и ЕС против КНР.

О том, перед каким выбором стоял ЕС, можно судить по словам Фредерика Кемпе – президента Атлантического совета, одного из самых влиятельных мозговых центров США. Он утверждает, что официальные лица ЕС в разговоре с ним на днях заявили, что «они разрываются между возможностью завершить одно из лучших инвестиционных соглашений, когда-либо предлагавшихся Китаем, и желанием воспользоваться первыми днями администрации Байдена, чтобы резко улучшить трансатлантические отношения».

В итоге европейцы решили не прельщаться перспективами в отношениях с Америкой, выбрав выгоды торгово-экономического сотрудничества с КНР. А с Соединёнными Штатами Китай будет вести иной, жёсткий торг на иных, чем предложено европейцам, условиях.

На сегодняшний день можно также утверждать, что торговое (и не только) соперничество США и КНР уже вышло за рамки политической конкуренции Трамп/Байден и стало содержанием курса американских ТНК.

Заглавное фото: REUTERS Kevin Lamarque

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.