header
Парад советский войск в китайском Харбине
"144569"
Размер шрифта:
| 15.02.2021 Политика 
1494
5
5
1
10
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

Советские солдаты, офицеры и генералы доблестно выполнили союзнический долг на Дальнем Востоке

Победу над Японией на суше Рузвельт отдал Красной армии

Статья первая
Статья вторая

Несмотря на то, что обещание Сталина в Тегеране о помощи союзникам в войне с Японией было сделано в общей форме и советский вождь уклонился от обсуждения конкретных вопросов, командование Вооружённых сил США со всей серьёзностью восприняло его слова.

О том, насколько для США было важно участие СССР в войне, свидетельствует документ, составленный американцами перед Тегеранской конференцией. В нём отмечалось:  «…наиболее важным фактором, с которым должны считаться США в своих отношениях с Россией, является война на Тихом океане. Если Россия будет союзником в войне против Японии, война может быть закончена значительно быстрее и с меньшими людскими и материальными потерями. Если же войну на Тихом океане придется вести при недружественной или отрицательной позиции России, трудности неимоверно возрастут и операции могут оказаться бесплодными». Как писал американский историк М. Мэтлофф, заявление Сталина на Тегеранской конференции «наилучшим путем решало эту проблему и снимало столь беспокоивший Рузвельта и Маршалла вопрос».

Черчилль признавал, что согласие Советского Союза вступить в войну против Японии меняло обстановку на Дальнем Востоке. Отказавшись от широкомасштабного наступления американо-английских войск в Юго-Восточной Азии, западные союзники в дальнейшем стратегическом планировании исходили из того, что СССР возьмёт на себя разгром японских войск на материке, а США и Великобритания будут действовать в основном силами военно-морского флота и военной авиации.

После высадки войск союзников в Европе 6 июня 1944 г. руководители США и Великобритании заметно активизировали усилия по скорейшему привлечению СССР к военной кампании на Дальнем Востоке. 19 сентября Рузвельт и Черчилль информировали Сталина об итогах совещания в Квебеке, речь шла и о Японии: «Имея в виду конечную цель вторжения в японскую метрополию, мы договорились о будущих операциях в целях усиления наступления против японцев на всех театрах. Согласованы планы быстрой переброски сил на тихоокеанский театр после крушения Германии».

Хотя в Тегеране Сталин говорил о возможности вступления СССР в войну против Японии через шесть месяцев после разгрома Германии, западные союзники продолжали рассчитывать на немедленное нанесение Советским Союзом воздушных ударов по японской метрополии сразу после капитуляции Германии. На этом особенно настаивал Черчилль, который 27 сентября 1944 г. писал Сталину: «Я искренне желаю, и я знаю, что этого желает и Президент, вмешательства Советов в японскую войну, как было обещано Вами в Тегеране, как только германская армия будет разбита и уничтожена. Открытие русского военного фронта против японцев заставило бы их гореть и истекать кровью, особенно в воздухе, так что это значительно ускорило бы их поражение. Судя по тому, что я узнал о внутреннем положении Японии, а также о чувстве безнадежности, гнетущем ее народ, я считаю вполне возможным, что, как только нацисты будут разгромлены, трехсторонние призывы к Японии капитулировать, исходящие от наших трех великих держав, могут быть решающими. Конечно, мы должны тщательно рассмотреть все эти планы вместе. Я был бы рад приехать в Москву в октябре, если я смогу отлучиться отсюда…»

Япония оставалась сильным противником, разгром которого был возможен лишь при условии объединения усилий всех государств-членов коалиции при активном участии СССР. Детально обсудить вопрос о войне с Японией лидеры западных держав намеревались на новой встрече руководителей трёх держав, с предложением о проведении которой Рузвельт обратился к Сталину 19 июля 1944 года. В связи с выдвижением кандидатуры Рузвельта на новый президентский срок было решено провести встречу после выборов в США и официального вступления президента в должность, то есть не раньше февраля 1945 года. Местом встречи, получившей кодовое наименование «Аргонавт», была определена Ялта.

Вашингтон и Лондон поручили своим послам в Москве в предварительном плане обсудить лично со Сталиным вопросы сотрудничества в войне против Японии. 23 сентября 1944 г. такая беседа послов США и Великобритании с советским руководителем состоялась. В беседе  был поставлен вопрос о масштабах участия СССР в войне против Японии.

Из записи беседы:

«…Сталин спрашивает, идет ли речь только о предоставлении баз или также и о том, что Советский Союз должен принять активное участие в войне против Японии на суше и в воздухе.

Сталин заявляет, что в Тегеране Рузвельт требовал или, вернее, предлагал участие Советского Союза в войне против Японии. Русские дали свое согласие. Позиция русских осталась без изменений. Он хотел бы знать, намерены ли Америка и Англия сами поставить на колени Японию без помощи Советского Союза.

Керр (посол Великобритании в СССР. – А.К.) говорит, что, когда он в последний раз виделся с Черчиллем, Черчилль говорил ему, что англичане и американцы рассчитывают на активное участие Советского Союза в войне против Японии.

Гарриман (посол США в СССР. – А.К.) заявляет, что президент, конечно, рассчитывал на помощь Советского Союза со времени Тегеранской конференции. Но в мае президент говорил ему, Гарриману, что он хочет возможно скорее начать разработку планов, имеющих прямое отношение к будущему сотрудничеству вооруженных сил союзников с Красной Армией и Военно-Морским Флотом. Президент надеялся заблаговременно разработать планы, так как переброска вооруженных сил на борьбу с Японией потребует большого времени из-за больших расстояний.

Сталин говорит, что это верно, но нужно знать соображения союзников о том, какую роль они предназначают Советскому Союзу в войне на Дальнем Востоке. Хорошо было бы это знать, чтобы легче принять участие в разработке планов операций против Японии…»

28 сентября 1944 г. Рузвельт одобрил стратегический план, по которому на СССР возлагалось выполнение следующих задач:  «Прервать транспортную связь между японской метрополией и Азиатским континентом; разгромить японские войска в Маньчжурии и уничтожить их авиационные части и соединения; обеспечить господство в воздухе над Южным Сахалином и Хоккайдо». Разгром наиболее мощной сухопутной группировки японских вооружённых сил полностью возлагался на советские войска.

В послании Сталину от 5 октября 1944 г. Рузвельт  писал: «…теперь Вы, вероятно, уже получили от генерала Дина сообщение о позиции нашего Объединенного штаба по поводу войны против Японии, причем я хочу еще раз повторить Вам, что я полностью принимаю те заверения по этому вопросу, которые Вы дали нам. Наши три страны ведут успешную войну против Германии и, конечно, мы с не меньшим успехом можем объединиться в разгроме  нации, которая является, я уверен, столь же большим врагом России, как и нашим».

После очередной беседы со Сталиным посол Гарриман информировал Вашингтон о том, что СССР не только дал согласие на вступление в войну, но и обязался направить на Дальний Восток максимальные силы.

По мере приближения срока новой встречи «большой тройки» вырабатывались принципиальные позиции сторон. Хотя на Крымскую (Ялтинскую) конференцию были вынесены такие вопросы, как завершение войны против Германии, послевоенное устройство Европы, территориальные вопросы, учреждение Организации Объединённых Наций, особое значение США придавали обсуждению вопроса о полномасштабном участии СССР в войне с Японией. Государственный секретарь США Эдвард Стеттиниус признавал, что на Ялтинской конференции делегация США хотела, прежде всего, именно этого.

Выполнение возложенных на советские войска задач по разгрому японских войск в Маньчжурии, в Корее, на Сахалине и Курилах  требовало от Советского Союза больших усилий, новых жертв и материальных потерь, которые и без того были огромны. Сознавая это, лидеры США и Великобритании с пониманием относились к тем политическим условиям вступления в войну, которые выдвинуло советское правительство. Без каких-либо споров и оговорок западные союзники согласились и документально подтвердили, что по итогам разгрома Японии Советскому Союзу должны быть возвращены исторически принадлежавшие России Южный Сахалин и все Курильские острова. Президент Рузвельт отмечал, что «русские хотят вернуть то, что у них было отторгнуто».

Победившие Германию, на стороне которой в войне против СССР был потенциал всей Европы, советские солдаты, офицеры и генералы доблестно выполнили союзнический долг и на Дальнем Востоке. Нанеся сокрушительное поражение японской сухопутной армии, Красная армия принудила правительство и командование милитаристской Японии к безоговорочной капитуляции. И представляется  возмутительным деяние искавших расположения «богатой Японии» Б. Ельцина и А. Козырева, которые вычеркнули из реестра Дней воинской славы России и памятных дней даже упоминание о всенародном празднике 3 сентября – Дне Победы над Японией. Нельзя согласиться и с попытками подменить этот День воинской славы России безликим Днём окончания Второй мировой войны.

Фото: ВКонтакте

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.