header
Польша: недовольство наплывом украинских «беженцев» нарастает
"54735"
Размер шрифта:
| 28.06.2022
6018
4.7
5
1
10
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.7
logo

Польша: недовольство наплывом украинских «беженцев» нарастает

Затянувшийся конфликт на Украине обнажил линии раскола на Западе. Ярче всего это проявилось в отсутствии руководящей роли в европейском подходе к украинским беженцам.

«Недавно я провел несколько недель в Польше и изучал этот вопрос как в пограничном Пшемысле, так и в Кракове, самом сердце страны. Из многочисленных бесед с поляками, иностранными добровольцами и украинскими беженцами у меня сложилась четкая картина: при поразительной щедрости отдельных поляков мои собеседники переживают, что у ЕС нет единой политики по беженцам, и опасаются, что с ослаблением общественного интереса бóльшая часть Украины, если не вся страна, попадет под влияние России. На фоне неудач Украины в Донбассе почти всех моих собеседников волнует слабость международного отклика»,

 – пишет Энтони Токаж (Anthony Tokarz) в журнале American Conservative.

Основная часть беженцев сталась внутри страны. Она не знает, куда бежать, или просто не имеет такой возможности.

Но все же украинцы, оказавшиеся в первые дни военной операции в Польше, действительно бежали от краха привычного уклада жизни и насилия. В основном это были женщины и дети.

Щедрость поляков росла, а боевые действия затянулись. И тогда в Польшу повалили другие украинцы – экономические мигранты. Им нужны были крупные города – Краков, Варшава и Вроцлав. Они получали государственные пособия и устраивались вместе с земляками на низкоквалифицированную работу в общепите и гостиничном бизнесе.

«Путь украинской миграции в Европу лежит через привычные землячества, и это объясняет, почему примерно 80% из них нашли убежище в Польше. Хотя почти все въехали через Пшемысль, остались там лишь немногие: одни отправились к родственникам и друзьям, другим с жильем и гуманитарной помощью помогли польские сети»,

– рассказывает автор.

Далее польское правительство предложило новые услуги: льготное или бесплатное жилье и ежемесячные социальные выплаты, поэтому доля экономических мигрантов выросла. Среди них могут быть как лица, которым действительно нужны деньги, так и желающие поживиться.

И в связи с этим внутренние сомнения европейцев копятся, а разочарование крепнет с ростом затрат и притоком новых беженцев.

Все задаются вопросом, как долго продлится необычайная щедрость Польши к украинским беженцам и, что еще важнее, кто за нее заплатит.

Правящая партия Польши выдает въезжающим украинцам номера социального страхования PESEL и гарантирует им те же юридические и финансовые права, что и полякам, кроме разве что самого гражданства.

Где благотворительность, там и злоупотребления.

«В Пшемысле мне рассказывали, как украинки приезжают в страну за PESEL, а потом тут же возвращаются домой и получают семейные выплаты на детей по программе 500 Plus. На вокзале в Пшемысле я видел, как из вагонов выходят десятки ухоженных женщин со свежим педикюром и ведут детей с айфонами. Они минуют приют для беженцев и направляются прямиком в город, а пообедав и совершив покупки, возвращаются домой на Украину. Как мне рассказал один таксист, предприимчивые украинцы скупили в Пшемысле все подержанные автомобили и перегнали их через границу»,

– пишет Энтони Токаж.

ЕС предоставил украинцам право жить и работать в любой из его 27 стран сроком до трёх лет, однако издержки на прием беженцев легли на плечи государств. Многие поляки жалуются на эту невиданную щедрость: украинцы получают все плюсы польского гражданства, но не платят налогов и не несут никакой гражданской ответственности.

Одна словачка на вокзале призналась автору, что волнуется, что поток беженцев подорвет сплоченность и стабильность общества.

Другой его австрийский собеседник сказал, что ЕС «увиливает» от решения проблем. У него в голове не укладывается, почему ЕС так медлит с решениями миграционных проблем в Польше, Румынии, Молдавии, Венгрии и Словакии.

При этом показательно, что подавляющее большинство украинских беженцев не поехали в страны побогаче, а остались в Польше – за видом на жительство уже обратились почти полтора миллиона человек.

При всех сложностях российской операции на Украине и их последствиях для Европы действия любой страны определяются двумя вопросами: «Кому это выгодно?» и «Каковы ставки?»

Для стран вроде Польши и Чехии, которые помогли Украине военной техникой и гуманитарной помощью, на кону нынешний расклад сил.

С одной стороны, Польша, Чехия и другие государства отправили на Украину деньги и военную технику в надежде установить новый порядок с Россией и Центральной и Восточной Европой. Даже Великобритания уловила весь потенциал такого сдвига и предприняла целый ряд ходов по подрыву российской власти. С другой стороны, Франция, Германия и Италия проводят дипломатию, которая не преследует иных целей, кроме скорейшего восстановления статуса-кво с дешевым топливом и свободным доступом к огромному потребительскому рынку России. А где-то в кулуарах Европейского союза его комиссары отчаянно пытаются придать себе важности, объявляя один бессмысленный пакет санкций за другим.

«Таким образом, украинские беженцы вовсе не зажаты в тисках между реваншистской [терминология сохранена. - Прим. ред.] Россией и безразличным Западом – скорее, они страдают от родовых мук нового геополитического порядка. Как бы то ни было,  стабильность в Европе и восстановление хрупких цепочек поставок пойдет США на руку. Но США придется решать, на чьей стороне они хотят быть в многополярном мире будущего. Джо Байдену и его администрации не мешало бы иначе взглянуть на пять миллионов украинских беженцев, которые свой выбор уже сделали»,

– заключает автор.

Соб. корр. ФСК

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.