header
С уходом Елизаветы II ушла эпоха
"106305"
Размер шрифта:
| 09.09.2022 Политика 
1631
4
5
1
5
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4
logo

С уходом Елизаветы II ушла эпоха

Стержень психологической стабильности выдернут

Елизавета II, королева Соединенного Королевства и королевств Содружества, принадлежащая Виндзорской династии, Верховный главнокомандующий Вооружёнными силами Великобритании, верховный правитель Церкви Англии, глава Содружества наций, считающаяся сувереном 14 независимых государств, а прежде колоний и доминионов: Австралии, Антигуа и Барбуда, Багамских Островов, Белиза, Гренады, Канады, Новой Зеландии, Папуа-Новой Гвинеи, Сент-Винсент и Гренадин, Сент-Китса и Невиса, Сент-Люсии, Соломоновых Островов, Тувалу и Ямайки, покинула 8 сентября сей мир в почтенном возрасте 96 лет.

Елизавета II царствовала и дистанционно правила Британией 70 лет и 214 дней. На семь лет дольше своей прапрабабушки королевы Виктории, на чей век пришелся расцвет поработившей треть мира Британской империи; в ту пору над империей никогда не заходило солнце.

«Это не просто смерть самого долго правившего монарха в британской истории, – комментирует корреспондент Би-би-си Николас Уитчел, прикомандированный к Букингемскому дворцу. – Это конец одного из самых замечательных царствований за более чем 1000-летнюю историю британской монархии» (It is not just the death of the longest-reigning monarch in British history, it is the end of one of the most remarkable reigns in the more than 1,000-year history of the British monarchy).

Суверен с выходом в электронную почту

Елизавета Вторая уже в силу своего длительного пребывания на троне заслуживает внимательного изучения. Можно и нужно говорить о том, что давно окрестили «новой (или второй) елизаветинской эпохой». Отличительная метка ее правления: удачные и не очень удачные усилия по модернизации дома Виндзоров, чтобы оперативно подстраиваться под меняющиеся веяния в политике и стилистике общения с верноподданными, диктуемые все более технологичным и стремительным темпом и образом жизни.

Елизавета II оставалась верной впитанным с детства ценностям и традициям и на чем зиждется любая монархия – один из трех самых консервативных институтов наравне со школой и армией. И сочетала это со способностью идти в ногу со временем, адаптироваться к самым разным нормальностям и ненормальностям.

Во время обучения в основанной в 1440 году королём Генрихом VI частной школе для мальчиков она познавала историю и искусство правления по книге «Английская конституция» Уолтера Бейджхота, изданной… в 1867 году. И поскольку Итон был предназначен для обучения мужских отпрысков аристократических родов (его выпускниками числятся 21 премьер-министр Британии), то была вынуждена мириться с обращением учителя к классу «джентльмены».

В викторианскую эпоху считалось необходимым «держать дистанцию»  и не подпускать простолюдинов близко к венценосным небожителям, к членам королевской фамилии. Звучало это так: «Нельзя, чтобы дневной свет развеял магию» (We must not let in daylight upon magic).

Елизавета поступила мудро, когда приняла грамотные советы своих придворных: приоткрыть завесу над троном. Коронацию 2 июня 1953 года впервые транслировали по телеканалам. Она любила повторять: «Люди должны видеть меня, чтобы верить мне». И она была первым просвещенным в сфере IT монархом в английской истории, которая послала сообщение по электронной почте.

Служба «связи с общественностью» Букингемского дворца неусыпно и неустанно следила за регулярным информационным сопровождением деятельности членов виндзорской династии, за освещением в СМИ любого значимого поступка и слова королевы. Пикантные, но тщательно отобранные пиаровцами детали быта королевы становились достоянием публики, что сокращало дистанцию, но не заставляло тускнеть нимб монарха.

Стало намеренно известно, например, что перед коронацией принцесса Елизавета надевала корону уже за завтраком, чтобы привыкнуть к ее весу. Корона Британской империи, важнейший атрибут власти, в котором королева предстает ежегодно на церемонии открытия парламента, украшена 2 868 алмазами, 17 сапфирами, 11 изумрудами, 273 жемчужинами и 5 рубинами. Весит корона 910 грамм.

Королева не побоялась уронить свое реноме, когда снялась в  видеоролике в духе Бондианы для открытия Олимпийских игр в Лондоне, а также в шутливом видеообращение к президенту США Бараку Обаме. С годами она взяла себе за правило: «Давайте не будем относиться к себе слишком серьезно. Никто из нас не обладает монополией на мудрость».

При этом она не забывала, как пишет ее биограф Роберт Хардман, придерживаться в своем поведении принципа serenity – безмятежности, что по законам психологического заражения должно было передаваться ее верноподданным.

Мельчайшие подробности публичных мероприятий, проводимых королевским двором, акцент на декоративных элементах в жизни монарха и членов ее семьи – все вместе позволяло Букингемскому дворцу создавать видимость полной прозрачности и открытости.

Нация осиротела

Опросы последних десятилетий рутинно подтверждали существование крепкого ядра правоверных монархистов, к которым примыкали сочувствующие традиционалисты и площадная публика, воспринимающая монархию как элемент декора в их жизни.

Для значительного сегмента британского общества Елизавета II служила символом единства нации, переживающей сейчас постмодернистский полураспад из-за навязываемых безнравственных установок вроде гендерной идентификации и иных лжеценностей.

Королева воплощала образ островка стабильности в бушующем море-океане ломающегося старого миропорядка.

И это было архиважно для нескольких поколений британцев, на чью долю выпало стать свидетелями противоречивых тэтчеровских реформ, подтолкнувших деиндустриализацию бывшей мастерской мира, агрессии против Ирака авторства премьера Тони Блэра, выхода из состава Евросоюза усилиями премьеров Кэмерона-Мэй-Джонсона в отсутствии понятных приобретений и преимуществ – и нынешних пертурбаций.   

В ближайшие месяцы станет понятно, насколько болезненно британцы ощущают, что стержень психологической стабильности выдернут. Как верно оценил критическую ситуацию The Economist, «прожив столь долгую жизнь, Елизавета создавала иллюзию стабильности для нации, которая на самом деле заметно менялась» (By living so long, Elizabeth offered the illusion of stability to a nation that was in truth changing markedly).

Предстоящая «зима тревоги нашей», вызванная скольжением вниз уровня и качества жизни граждан, усилит чувство осиротелости.

Придется ли бывшей империи платить и каяться

Уход королевы-долгожительницы, как удачно сформулировал автор журнала The  Economist, «лишает Британию той нити, что связывала ее воедино и была связующим звеном с прошлым» (It deprives Britain of a thread that wove the nation together, and linked it to its past).

Для бывшего Британского, а ныне просто Содружества наций, для которого важнейшими скрепами служила фигура суверена в Лондоне, наступает момент истины. И, возможно, момент расплаты за содеянное белыми колонизаторам, на каждого из которого в метрополии в начале прошлого века приходилось по три раба в захваченных землях.

Припоминаю радиопередачу во время моих занятий английским языком в Канаде летом 1976 года, накануне Олимпиады в Монреале, которую должна была официально открывать глава государства бывшего доминиона, проживающая через океан. Местный комментатор задался двумя провокационными вопросами. Является ли Елизавета Вторая также и королевой Канады с ее республиканской формой правления? И нужно ли дозволять «людям со стороны» (people from the outside) открывать «наши» Олимпийские игры?..

На пятом континенте едва ли выдохлось существовавшее с прошлого века «республиканское движение». Его адепты солидарны с мнением историка Дональда Хорна: «У Австралии должна быть конституция, где сказано, что она является  суверенной независимой нацией». В декабре 1996 года опубликованный в газете «Сидней морнинг геральд» опрос общественного мнения выявил победу сторонников провозглашения республики: 55 против 38 при 7 процентах воздержавшихся.

В конце августа, сообщила The Times, в Кении представители этнических групп талаи и кипсигис, обвинив Британию в присвоении (грабеже) их земель, выселении и пытках их предков, подали иск в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). За совокупный ущерб, нанесенный им во время колониального разбоя Британской империей, кенийцы потребовали выплатить компенсацию в размере 168 миллиардов фунтов стерлингов.

Даже если предположить, что у этого искового требования нет перспективы удовлетворения в суде, сама по себе дерзновенная инициатива потомков темнокожих рабов белых колонизаторов может стать прецедентом и вдохновить последователей. В этом случае прежний пиетет перед английской короной у стран Содружества наций начнет улетучиваться, а требование воздаяния звучать все громче.

Королева умерла. Да здравствует король?

Последствия ухода старейшины королевских домов Европы будут многоплановыми для самой Британии. Сошлюсь на мнение автора The Economist, который указывает на отличие Британии, унаследованной Елизаветой в 1952 году после смерти ее отца Георга VI, и сегодняшней. Ныне Британия «не более чем региональная держава в Северной Атлантике; сепаратизм угрожает ей со всех сторон; Содружество, которое уже разваливается, похоже, будет разваливаться еще больше в ее отсутствии» (Now Britain is no more than a regional power in the North Atlantic; secession is threatened on all sides; the Commonwealth, unravelling already, looks likely to unravel still further without her).

И финальный вывод: «С ее смертью оборвалась последняя нить, связывавшая Британию с эпохой величия» (With her death a final thread that tethered Britain to an era of greatness has been cut).

Сумеет ли 73-летний принц Чарльз, который автоматически занял престол под именем Карла III, не дать поблекнуть ореолу сакральности королевской власти? Удастся ли ему и вовсе сохранить этот древний, остаточный институт абсолютизма, ограниченный неписаной конституцией и парламентскими сдержками и противовесами?

И еще нет ясности, что нам в России ждать от Карла III? В отличие от своей мамы наследный принц не был воздержан на язык в 2014 году, когда назвал воссоединение Крыма с Россией «аннексией» и позволил себе сравнить президента России с Гитлером…

Степень реальной, а не деланной популярности Чарльза остается загадкой. Все местные политологи стыдливо признают, что Чарльз не обладает харизмой, как его трагически погибшая «народная принцесса» Диана, чем-то напоминавшая Мэрилин Монро с её нарочито сдерживаемой кокетливостью. Многие до сих пор не могут простить ему Камиллу, которая, воздадим ей должное, долгие годы терпеливо сносила потоки хулы в свой адрес от фанатичных поклонников Дианы, обаятельной, неглупой, умевшей укрощать прессу и покорять мужчин.

Не исключено, что через аккуратно выдержанную паузу Карл III последует примеру короля Эдуарда VIII, который ради женитьбы, как пишут в википедиях, на разведенной американской светской львице Уоллис Симпсон, отрекся от престола. Карл III вполне может посторониться (он тоже ведь женился на разведенной Камилле) и уступить трон своему старшему сыну Уильяму, чья популярность несравнимо выше, а возраст более соответствует ожиданиям публики. Обрящут ли британцы новый символа нации в лице Уильяма?

Так или иначе, вторая елизаветинская эпоха завершилась. Антракт!

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.