header
Киргизия, дежавю
"14586"
Размер шрифта:
| 29.02.2012 Мнение эксперта 
853 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Киргизия, дежавю

По итогам своего состоявшегося 23-25 февраля рабочего визита в Москву президент Киргизии Алмазбек Атамбаев заявил, что в ходе визита были найдены решения, которые устраивают обе стороны, достигнуты необходимые принципиальные договоренности, в том числе  по вопросам внешнего долга, совместных стратегических проектов и общего будущего. Некоторый диссонанс в оптимистическое резюме внесли заявления А.Атамбаева «Эху Москвы» и «Коммерсанту». В первом случае президент Киргизии подверг сомнению существование российской военной авиабазы в г. Кант, во втором – целый список тех самых «совместных стратегических проектов»: отвергнуты договоренности о продаже «Газпрому» компаний «Киргизгаз» и «Киргизнефть», проекты строительства ГЭС «Камбарата-1» и «Камбарата-2», тянущаяся уже второе десятилетие передача 48% процентов акций ОАО «Дастан», включенного в цепочку российского ВПК.

Сформированный не без участия российских СМИ (и в этом смысле выбор «Эха Москвы» и «Коммерсанта» для антироссийских «поправок» характерен) «пророссийский» имидж Атамбаева как-то сразу изменился на противоположный. Что лежит в основе столь стремительной, на первый взгляд, эволюции?

Определенную поддержку Москвой кандидатуры Алмазбека Атамбаева на прошлогодних президентских выборах в Киргизии вряд ли можно считать сознательным выбором – это был скорее выбор «наименьшего из зол». А.Атамбаев быстро вошел в роль и выгодно смотрелся на фоне основных конкурентов, имеющих откровенно националистическую репутацию представителей южных киргизских кланов Камчибека Ташиева и Адахама Мадумарова, к тому же непосредственно связанных с не так давно свергнутым и не имеющим поддержки в республике экс-президентом Бакиевым. Именно голоса некиргизского электората и чуждой национализму части электората этнически киргизского и обеспечили, в общем-то, Алмазбеку Атамбаеву победу. Помимо деклараций о борьбе с национализмом, среди иных предвыборных лозунгов часто мелькали и слова о неминуемом выводе из Киргизии американской военной базы в аэропорту «Манас», именуемой «Центром транзитных перевозок», а также и судьбоносном вступлении республики в Таможенный союз и будущий Евразийский экономический союз.

Всё стало явным в ходе президентской инаугурации, происходившей 1 декабря. Главными фигурами торжества были президент Грузии Михаил Саакашвили и помощник госсекретаря США Роберт Блейк. И если первый играл роль ньюсмейкера для местных СМИ, то цели и задачи бишкекского времяпровождения второго остались в тени.

Затем наблюдателей несколько смутила политико-географическая ориентация А.Атамбаева – адресом первого официального визита в роли президента была вовсе не Москва, как того следовало вроде бы ожидать, а Анкара.

Этот выбор помогает в некоторой мере понять ретроспективный взгляд на биографию киргизского президента – в 2000 году, занимаясь предпринимательством, содержание которого остается для всех в некотором роде загадкой, А.Атамбаев стал фигурантом серьезного уголовного дела. Дабы избежать ареста и не ждать суда в камере, он, используя предстоящие президентские выборы, зарегистрировался кандидатом в президенты, ареста избег, выборы благополучно проиграл – с минимальным до неприличия результатом… и уехал в Турцию. Куда заодно вывел и все свои активы. Именно оттуда, из того времени, тянутся сегодняшние дела.

В Киргизии имя Алмазбека Атамбаева вновь начинает звучать в начале 2005 года – идет подготовка «оранжевого» переворота, и Атамбаев – один из руководителей антиакаевского заговора. Один из, но далеко не главный. И после свержения Аскара Акаева ставший президентом Курманбек Бакиев предоставляет Атамбаеву не слишком престижный, но требующий немалых трудовых затрат пост министра промышленности, торговли и туризма. Этот этап карьеры был недолог, и Атамбаев вновь в оппозиции: к весне 2007 года он – один из лидеров тогдашнего «Объединенного народного фронта»… И в критический момент, за сутки до знакового митинга этой оппозиции, возглавляемой тогда Феликсом Куловым, Атамбаев принимает предложение Курманбека Бакиева и становится премьер-министром, попросту предав своих соратников, заодно публично оскорбив их и санкционировав разгон оппозиционеров силой.

Но и эта строка биографии была короткой. Прервалась она уже не по инициативе самого Алмазбека Шаршеновича. Использовав его для раскола и нейтрализации оппозиции, уже в ноябре Бакиев отправляет Атамбаева в отставку. Он снова в оппозиции.

В день свержения Бакиева, 7 апреля 2010 года, Атамбаев – в пятерке самоназначенных вице-премьеров самопровозглашенного же временного правительства. Последующий смутный период новейшей киргизской истории не отмечен какими-либо яркими событиями в биографии нынешнего президента, даже во время трагического межэтнического киргизско-узбекского конфликта в июне 2010 года Атамбаев отмолчался, не проявив себя на стороне националистического большинства киргизского политбомонда, но и не заявив о своей интернациональной позиции.

Атамбаев не относится к числу сильных политических лидеров – в этом мнении сходятся многие наблюдатели. Фигур влияния немало, учитывая парламентский конституционный конструкт республики. В контексте нынешнего московского фиаско киргизского президента имеет смысл остановиться хотя бы на двух, хотя и не равновесных, но важных для понимания происходящего персонах.

Чрезмерно гордящаяся «мирной передачей власти» Роза Отунбаева – человек, имеющий на Атамбаева влияние безусловное. Не преувеличивая, можно сказать, что именно она определяет сегодня курс киргизской внешней политики, пребывая при президенте в роли некой регентши. Проамериканская ориентация Отунбаевой хронологически превышает историю киргизской независимости и достойна отдельного рассмотрения. В дни инаугурации Атамбаева только ленивый из журналистов не приписал на ее счет приглашение Саакашвили. Спустя три месяца грузинские консультанты и грузинские «реформистские» идеи стали, помимо традиционной коррупции, сутью происходящего в коридорах администрации президента Киргизии.

Один из главных грузино-американских лоббистов, не скрывающий этого, – председатель Государственного комитета национальной безопасности Киргизии Шамиль Атаханов, после визита в конце 2011 года в Тбилиси заявлявший: «Грузия – единственный достойный подражания пример на территории СНГ». «Мы многому учимся у Грузии», – публично подтверждает и сам Атамбаев.

Именно возглавляемое Атахановым ведомство инициировало, прямо приурочив это к московскому визиту Атамбаева, уголовное преследование, получившее уже название «дела Фарафонова». Русский по происхождению, гражданин Киргизии Владимир Фарафонов доселе был не очень известным журналистом-блогером. Сочетая в себе гражданскую пассионарность и отсутствие журналистского опыта, он в своих комментариях в Интернете взялся за неблагодарную, как теперь выясняется, тему межэтнических отношений в Киргизии. Бедой Фарафонова стала излишняя зачастую резкость в суждениях, никак, впрочем, не подпадающая под уголовные статьи, а скорее вызывающая сомнения в целесообразности подобных выступлений. Аккурат перед визитом Атамбаева в Москву ГКНБ Киргизии предъявил Фарафонову обвинение в «возбуждении национальной, расовой, религиозной или межрегиональной вражды».

Тенденция к росту агрессивного национализма в отношении национальных меньшинств начала зримо проявляться в Киргизии после прихода в 2005 году к власти Курманбека Бакиева. После его свержения рост приобрел просто чрезвычайную динамику, кульминацией чего стал киргизско-узбекский конфликт на юге в июне 2010 года, квалифицируемый многими экспертами как близкий к геноциду по отношению к узбекской общине. Постбакиевский период «отметился» также конфликтом с человеческими жертвами в селе Маевка, где пострадали русские и турки-месхетинцы, потом были конфликты киргизов с выходцами с Северного Кавказа в селах Джанги-Джер и Петровка, совсем недавно – столкновение киргизов с таджиками в селе Андарак на юге. По официальным признаниям того же ГКНБ, за прошедший год в республике произошло около 140 локальных межэтнических конфликтов – между киргизами, с одной стороны, и представителями многих других этносов – с другой, достается и русскоязычным киргизам. При этом откровенно агрессивный национализм киргизскоязычных газет только поощряется. Националистический характер, к примеру, большого числа публикаций газеты «Форум», принадлежащей президенту Алмазбеку Атамбаеву, нельзя иначе оценить как выражение позиции самого избранного под «пророссийскими» лозунгами президента КР. Националистическая вакханалия, развернутая правоохранительными и судебными органами Киргизии вокруг деятельности Владимира Фарафонова на фоне провального визита Атамбаева в Москву сопровождается и блокированием нескольких российских интернет-ресурсов.

Национализм всегда был одним из векторов общественно-политической жизни этой республики. Однако если в период более-менее сохранявшегося подобия государственности до 2005 года он носил преимущественно бытовой характер, в период Бакиева приобрел характер агрессивный, то сегодня этот агрессивный национализм - суть киргизской государственной политики.
Киргизия – стратегический партнер России. Однако сегодня отношения Киргизии с Россией напоминают некое дежавю – они похожи на те, что были с Москвой у правительства Бакиева за месяц до его свержения. Хотя, конечно, история, повторяясь в своих формах, не обязательно повторяется буквально. Главное – это ее смыслы.
 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.