header
Спор за нефть и газ Южно-Китайского моря
"17320"
Размер шрифта:
| 31.07.2012 Политика  | Экономика 
984 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Спор за нефть и газ Южно-Китайского моря

Тянущаяся второй месяц вялотекущая война нервов между Пекином и Ханоем, спорящих за морские нефтегазовые месторождения, вступила в новую фазу после того, как индийская нефтегазовая компания ONGC объявила, что продолжит геологоразведочные работы на вьетнамском шельфе вопреки угрозам китайской стороны. Речь идёт о шельфе Южно-Китайского моря, где предположительно аккумулировано 30 млрд. тонн нефти и 16 триллионов кубометров природного газа. Конфликт вышел на поверхность после того, как китайская нефтекомпания CNOOC объявила тендер среди иностранных компаний на разработку девяти разведочных блоков в этой акватории, простирающейся на 160.1 тыс. кв. километров.

Эти девять участков, по заявлению главы PetroVietnam До Ван Хау, «расположены глубоко внутри континентального шельфа Вьетнама». МИД Вьетнама расценил приглашение Китая к иностранным инвесторам как угрозу суверенитету. Состоялся обмен резкими дипломатическими нотами.

Действия Пекина продиктованы понятным беспокойством из-за положения на Ближнем Востоке, откуда в Поднебесную поступает основной поток импортных углеводородов. Идет поиск альтернативных источников нефти и газа. В то же время вьетнамцы бурят на разведочных блоках в Южно-Китайском море давно, причем выдали долгосрочные лицензии иностранным партнерам, среди которых фигурируют американская ExxonMobil и российский «Газпром». А это уже - интернационализация конфликта между Пекином и Ханоем.

Китайская CNOOC приглашает зарубежный капитал поделить с ней блоки 128-132 и 145-156, но предыстория вопроса состоит в том, что Газпром с 2007 года приступил к работам на четырех блоках во Вьетнаме в рамках СП с PetroVietnam, а в октябре 2008 года подписал нефтегазовый контракт по блокам 129, 130, 131, 132 континентального шельфа Республики Вьетнам сроком на 30 лет. Недавно, в апреле 2012 года, Газпром и PetroVietnam договорились о вхождении российской монополии в проект по совместному освоению лицензионных блоков 05.2 и 05.3.

Китай выступает в роли догоняющего, но действует масштабно и напористою. В мае CNOOC впервые занялась глубоководным бурением в Южно-Китайское море, обозначила территорию первой нефтедобывающей платформы (стоимостью порядка миллиарда долларов). На начальном этапе освоения китайские добытчики пребывают в прибрежной зоне, но вскоре явно расширят географию поиска.

По всей видимости, помимо Вьетнама, Китаю предстоит выяснение отношений со всеми государствами, которые имеют легальные основания претендовать на запасы этого шельфа, — с Тайванем, Малайзией, Брунеем и Филиппинами. Острова Спратли и Парасельские острова издавна являются предметом территориальных споров. Попытки уладить дело уже предпринимались. Последняя по времени относится к 12 июня, когда на совещании руководителей внешнеполитических ведомств КНР и государств АСЕАН договорились разработать юридически обязывающий свод правил для определения государственной принадлежности островов в этом бассейне.

Несмотря на это, Пекин 23 июня объявил о тендере, что подрывает шансы на успех дипломатического диалога. Возможно, Китай рассматривает предполагаемую договоренность со странами АСЕАН (Вьетнам присоединился к этой организации в 1995 году) по разрешению территориальных споров как слишком отдаленную перспективу, а обеспечивать непрерывный и все возрастающий в объемах поток энергоносителей нужно не завтра, а уже сегодня.

Каждая из сторон может апеллировать к Конвенции ООН о морском праве 1982 года, предусматривающей право государств разведывать и разрабатывать полезные ископаемые на расстоянии до 200 морских миль от берега в статусе исключительной экономической зоны (имеются в виду воды, морское дно и его недра). Неудивительно, что более 100 государств определили свои зоны шириной в 200 миль. В тех случаях, когда эти зоны накладываются друг на друга, спор неизбежен.

Реальный способ преодолеть конфликты - найти компромисс через «размены» или совместную эксплуатацию. Кстати, вьетнамская PetroVietnam и китайская CNOOC уже взаимодействовали, совместно работали над проектами нефтегазодобычи в северной части Тонкинского залива. В целом у PetroVietnam значатся партнерами около 60 иностранных компаний. В разгар нынешнего летнего обострения вьетнамцы снова повторили, что они приглашают китайцев к сотрудничеству, но только в качестве иностранных инвесторов наравне с другими.

В прошлом году произошло противостояние китайских и вьетнамских судов в районе разведочных блоков. Обошлось без жертв, но осадок остался. Попутно продолжалась информационная кампания, показывающая наличие территориального спора между КНР и Вьетнамом. Ханой это отрицает. Его точка зрения — спорить не о чем, это только экономическая зона Вьетнама.

Пекин продолжает давление на потенциальных партнеров вьетнамских нефтяников и газовиков, но прямого давления на «Газпром», например, пока не наблюдается.

В актив пекинской энергетической дипломатии можно занести то, что British Petroleum (BP) вняла уговорам и не стала рисковать — отказалась от участия в геологоразведочных работах в Южно-Китайском море. Однако американская ExxonMobil её примеру не последовала.

В этом свете решение индийской ONGC не отступать под угрозой ухудшения отношений с Китаем и продолжить сотрудничество с Вьетнамом на блоке 128 выглядит актом холодной войны за энергоресурсы. В 2011 году Китай предупредил ONGC: ее разведывательная деятельность на вьетнамском шельфе нарушает суверенитет КНР и потому является незаконной. В мае 2012 года замминистра нефтяной промышленности Р.П.Н. Сингх заявил в парламенте, что ONGC выйдет из проекта по причине его «коммерческой нецелесообразности». И вот разворот на 180 градусов.

Впрочем, похоже, что индийцы застраховались от ухудшения отношений с китайцами: в июне ONGC подписала меморандум с китайским нефтегазовым гигантом CNPC о совместных поисках ресурсов в третьих странах и расширении сотрудничестве в переработке нефти и газа, строительстве и управлении трубопроводами и т.д. Быть может, имеет место взаимозачет интересов, но не исключена и более крупная игра.

Здесь надо учесть два обстоятельства: во-первых, у Индии давний территориальный спор с Китаем по поводу границы, проходящей по Гималаям. Во-вторых, в последние годы Индию тонко обхаживают страны Запада, особенно США, с очевидной целью превратить ее в фактор «сдерживания» Китая.

Возможно, что решение столбить место на вьетнамском шельфе было принято не самой ONGC (она является государственной компанией), а на уровне индийского политического руководства и с подачи США. Директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов уверен, что «американцы целенаправленно делают так, чтобы были проблемы у тех стран, откуда Китай получает нефть. Иран, Судан, Ливия, некоторые другие страны. Смысл их действий на шахматной доске — сузить противнику поле для маневра. То есть перекрыть источники поставок нефти в Китай».

Это означает, что в случае лобового столкновения за энергоресурсы, затрагивающего напрямую интересы самой крупнейшей в мире энергетической компании ExxonMobil, Вашингтон будет действовать решительно. Не случайно Барак Обама объявил о смещении акцентов во внешней политике США на Азиатско-Тихоокеанской регион. С учетом имеющихся у США соглашений о военной помощи Японии и Тайваню, американцы станут действующими лицами любых дипломатических сшибок и тем более вооруженных провокаций.

Понятно также, что география потенциального конфликта вряд ли ограничится Южно-Китайским морем. За примерами далеко ходить не надо. Обнаруженные у побережья Израиля месторождения природного газа стали объектом притязаний Ливана. Как следствие, один из командующих ВМС Израиля заявил: «Зона, которую нужно оборонять, огромна. Стратегия заключается в том, чтобы наращивать там наше военное присутствие и увеличивать средства сдерживания. На кону стоят стратегические интересы Израиля, и правительство прекрасно это понимает». Как поясняет французская «Трибюн», «Израиль, еще не начав разрабатывать огромные месторождения природного газа, обнаруженные у его берегов, усиливает военную группировку, которая должна защищать их от атак средиземноморских соседей». Для оценки масштаба проблемы: акватория, которую предполагается защищать, составляет 44 тысяч квадратных километров, что вдвое превышает территорию Израиля.

А еще в Восточном Средиземноморье тлеет конфликт вокруг запасов углеводородов на шельфе Кипра. На них претендует Турция - на основании того, что они располагаются в экономической зоне никем не признанной (кроме Анкары) «Турецкой республики Северного Кипра».

…По мере истощения старых залежей углеводородного сырья и неуклонного удорожания разработки новых месторождений конфликты вокруг права собственности, в том числе и на спорные участки, становятся рутиной. Множатся случаи, когда в ход пускается оружие. Случаются и осуществляемые с санкции политического руководства отдельных государств рейдерские захваты. Потребности нефтегазовой энергетики всё больше определяют ход мировой политики.
 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.