header
Флот России в Средиземноморье (I)
"16170"
Размер шрифта:
| 16.03.2013 Политика  | История и культура 
1006 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Флот России в Средиземноморье (I)

В прошлом году исполнилось 45 лет с момента создания 5-й оперативной эскадры Военно-Морского Флота. В обиходе ее просто называли «5-я эскадра», а в открытых средствах массовой информации использовали слово, раскрывающее место ее действия – Средиземноморская. В связи с юбилеем в Севастополе были организованы масштабные торжества, во время которых звучали не только поздравительные речи и воспоминания – много говорилось о значении этого уникального объединения ВМФ страны, о том, что Россия не может не присутствовать в Средиземноморье…

Тогда эту мысль в своем приветствии высказал советник начальника Генерального штаба Вооруженных Сил России адмирал Игорь Касатонов, командовавший Черноморским флотом в 1991–1992 гг. и сохранивший его для России, а в последующем до 1999 года являвшийся первым заместителем Главнокомандующего ВМФ страны. Говоря о значении и роли эскадры, адмирал отметил: «Средиземноморцы не проиграли ни одного сражения холодной войны, и сделанное ими будет сохранено не только в человеческой памяти и исторической летописи. Боевой опыт эскадры не будет растерян, а подвиги будут приумножены». Сейчас настал момент, когда этот опыт вновь востребован.

Россия взяла курс на возвращение своего флота в Средиземное море, больше того - на обеспечение его постоянного присутствия в этом стратегически важном для нее районе. Об этом в последнее время было заявлено неоднократно. Началась и практическая работа по реализации этих планов.

Надо сказать, что во второй половине минувшего ХХ века, без сомнения, самым напряженным в военно-политическом отношении регионом был Ближний Восток. По образному выражению одного из политиков, именно здесь расположилась «мировая политическая кухня». Этот важнейший регион планеты – центр мировой цивилизации – до сих пор являет собой и фокус, и узел переплетения интересов практически всех стран мира. В том числе, разумеется, и России - великой морской державы.

* * *

История Черноморского флота России, а также летопись деятельности русских Средиземноморских эскадр (Архипелагских экспедиций) за три последних столетия свидетельствуют о том, что именно здесь, на Черном и Средиземном морях, состоялись самые грандиозные морские сражения, принесшие победы и славу России, русским морякам и русскому оружию, здесь совершались подвиги и героические дела.

Средиземное море, находясь на стыке трёх континентов – Европы, Азии и Африки, всегда занимало важное место во внешней политике России. Стоит напомнить: именно на юге молодой государь Пётр Алексеевич в 1695 году своим Первым Азовским походом начал «рубить окно в Европу». Неудача этого предприятия была обусловлена отсутствием у России флота. Построив его в Воронеже и блокировав Азов с моря, в следующем году Пётр I добился успеха. Результатом той победы стало рождение регулярного Русского флота, ведущего свою официальную историю с приговора Боярской думы «Морским судам быть», принятого 20 (30) октября 1696 года.

И это было лишь начало – государь, решивший впоследствии создать новую столицу России на южном морском берегу, город Таганрог, продолжил, говоря современным языком, реализацию государственной кораблестроительной программы. Правда, История распорядилась по-своему, но так или иначе один из векторов державного развития России был определен на юг, к южным морям.

К слову, это прекрасно понимали наши пращуры. Как писал знаменитый английский историк Ф. Джэйн, «существует распространенное мнение, что русский флот основан сравнительно недавно Петром Великим. Однако в действительности он по праву может считаться более древним, чем британский флот. За сто лет до того, как Альфред построил первые английские корабли, русские уже бились в ожесточенных морских битвах, и тысячу лет назад лучшими моряками своего времени были русские». И это действительно так.

С раннего средневековья наши предки, сражаясь на море, ходили в Забосфорье, доходя до земель нынешней Италии и Кипра. С падением в XV веке на несколько веков Османская Порта стала главным противником России, с которым периодически велись кровопролитные войны. Это особенно проявилось в Екатерининские времена.

Константинополь и Проливы – вот реальная цель российской политики. Это и православная идея «Третьего Рима», но это и безопасность, и выход в «европейское» Средиземное море из перекрытого Проливами Черноморского «озера». Режим Проливов – кардинальный вопрос российской безопасности и державной перспективы. Это прекрасно понимала Екатерина Великая, задумывавшая и реализовавшая свои «проекты» «восточной» и «греческой» направленности. Формально она стремилась вернуть кресты на купола константинопольской Святой Софии. На самом деле речь шла о защите интересов империи и расширении зоны ее влияния. Вопрос стоял так: если не Россия, то кто-то другой. На тот момент – Османская и Британская империи.

Речь шла о безопасности южных границ и возможности беспрепятственно пользоваться Черноморскими проливами. Это прекрасно понимал и ее преемник на российском престоле Павел I. Соответственно, геополитические оппоненты и конкуренты стремились запереть Россию в Черном море, одновременно создавая для ее южных границ постоянную военную угрозу. «Проблема Проливов» надолго стала «ахиллесовой пятой» России. Это понимали не только российские императоры и политики, но и лидеры Советского государства, прежде всего И.В. Сталин.

С началом очередной войны с Турцией в 1768 году Екатериной II по настоянию графа Алексея Орлова было принято решение о направлении пяти эскадр Русского флота с Балтики в Средиземное море с целью поддержки боевых действий Русской армии в Молдавии и на Балканах. Это было смелое решение – послать корабли за 8 тысяч верст в Восточное Средиземноморье, куда еще никогда не заплывали русские суда. Регулярный флот России впервые и, как оказалось, надолго выходил за пределы Балтийского моря в плавание через океан.

Первая эскадра под командованием адмирала Григория Андреевича Спиридова вышла из Кронштадта 19 июля 1769 г. В её составе были 7 линейных кораблей: «Святослав», «Три иерарха», «Ианнуарий», «Европа», «Три Святителя», «Северный орел», «Евстафий», фрегат «Надежда Благополучия», бомбардирский корабль «Гром», 4 военных транспорта и 2 посыльных судна.

24–26 июня 1770 г. у острова Хиос и при Чесме произошло сражение, в ходе которого Русская эскадра разгромила турецкий флот. Чесменское сражение стало первой победой Российского флота в Средиземном море. Высокая боевая выучка, самоотверженные и решительные действия экипажей, незаурядное мастерство командиров кораблей, замечательное тактическое искусство адмиралов Г.А. Спиридова и С.К. Грейга принесли Русскому флоту блестящую победу.

Навсегда вошёл в историю подвиг лейтенанта Дмитрия Ильина, брандер которого подорвал 84-пушечный вражеский корабль и тем самым предрешил исход сражения. При Чесме прославился и командовавший головным кораблем эскадры линкором «Европа» капитан 1 ранга Федот Алексеевич Клокачев, будущий первый командующий Черноморским флотом. Императрица щедро наградила участников Чесменского боя орденами, а всему флоту было объявлено монаршее благоволение и выдано не в зачет годовое жалование. В память победы была выбита медаль с изображением на одной стороне императрицы, а на другой – горящего турецкого флота с лаконичной надписью: «Был».

После победы при Чесме вся Европа стала считаться с фактом наличия на Средиземном море значительной военно-морской силы России. Чесменский бой внёс крупный вклад в развитие русского военно-морского искусства. Чесменская колонна в Царскосельском парке в г. Пушкине – это замечательный памятник в честь блестящей победы, напоминающей о ней потомкам на все времена.

Важнейшим событием той эпохи стало присоединение Крыма к России, создание Черноморского флота и основание его главной базы – морской крепости Севастополя (1783 г.). Россия фактически «распечатала» последнюю четверть XVIII века реализацией замыслов о возвращении Черному морю его прежнего названия – Русского моря. Держава прирастала землями Новороссии и Кубани, Тамани и Кавказа, морским побережьем – от Колхиды до Дуная. Державный взгляд вполне определенно был направлен на Константинополь, павший под натиском османов в 1453 году и ставший Стамбулом. Это не только пугало и вызывало неудовольствие у будущей «Владычицы морей», но и рождало угрозы. Британия не могла позволить России овладеть «ключом возрождения Византии» под петербургским протекторатом – Босфором и Дарданеллами.

«Высокомерие русского кабинета становится нетерпимым для европейцев. За падением Очакова видны цели русской политики на Босфоре, русские скоро выйдут к Нилу, чтобы занять Египет. Будем же помнить: ворота на Индию ими уже открыты», – писал в 1791 г. Уильям Питт-младший, премьер-министр Британии. Тогда он угрожал России, стремясь сколотить против нее союз с Пруссией: «Мы не только превратим Петербург в жалкие развалины, но сожжем и верфи Архангельска. Наши эскадры настигнут русские корабли даже в укрытиях Севастополя! И пусть русские плавают потом на плотах, как первобытные дикари».

Этим угрозам не суждено было сбыться. Впрочем, как и замыслам российской императрицы – ее внук, не случайно и с дальним прицелом названный Константином, не стал «византийским царем»…

Одним из самых значительных этапов истории боевой деятельности Русского флота на Средиземном море был период, связанный с войнами против наполеоновской Франции. Здесь наиболее ярко проявился флотоводческий талант адмирала Федора Федоровича Ушакова. Объединенная Средиземноморская эскадра под его командованием в течение двух лет (1798–1800 гг.) освободила от французов Ионические острова, где была провозглашена республика и создана опорная база Русского флота.

Овладение штурмом крепости Корфу (18–19 февраля 1799 г.), считавшейся неприступной, явилось одним из героических подвигов русского парусного флота. Узнав об этой победе, А.В. Суворов не удержался от восклицания: «Ура! Русскому флоту!.. Зачем не был я при Корфу, хотя мичманом!..» За взятие острова Корфу Ф.Ф. Ушаков был произведен в адмиралы. В 2000 году он канонизирован Русской Православной Церковью.

В 1805–1807 гг. на Средиземном море действовала Русская эскадра под командованием вице-адмирала Дмитрия Николаевича Сенявина. Блестящие победы были одержаны эскадрой под его руководством в ходе Дарданелльского (10 мая 1807 г.) и Афонского (21 июня 1807 г.) сражений, в результате которых она полностью разгромила турецкий флот.

В Наваринском сражении (8 октября 1827 г.) Русская эскадра под командованием контр-адмирала Л.П. Гейдена, действовавшая в составе союзного с англичанами и французами флота, имела наибольший успех в разгроме турецко-египетского флота. Впоследствии эта победа оказала существенное влияние на подписание выгодного для России Адрианопольского мирного договора с Турцией в 1829 году.

Особенно успешно действовал в сражении флагманский корабль эскадры «Азов» под командованием капитана 1 ранга Михаила Петровича Лазарева. Тогда отличились в бою лейтенант П.С. Нахимов, мичман В.А. Корнилов и гардемарин В.И. Истомин, будущие знаменитые адмиралы. Умело и мужественно сражались и экипажи других кораблей эскадры, среди которых линейные корабли «Гангут», «Иезекииль», «Александр Невский», фрегаты «Проворный», «Елена», «Кастор», «Константин» и др. В своем донесении о результатах Наваринского сражения контр-адмирал Гейден писал, что русские моряки «дрались, как львы, против многочисленного, сильного и упорного неприятеля».

Участники сражения были награждены орденами, в том числе и матросы, офицеры – золотым оружием, а М.П. Лазарев произведен в контр-адмиралы. Экипаж «Азова» получил в награду особую грамоту и кормовой Георгиевский флаг, который тогда впервые в истории Русского флота был учрежден и поднят на корабле. Тогда родилась флотская гвардия.

Итак, всего 4 эскадры Российского флота под командованием знаменитых адмиралов одержали самые громкие победы в сражениях в Средиземном море в XVIII–XIX веках. Может быть, поэтому 5-я Средиземноморская эскадра ВМФ СССР, выполнявшая задачи в Средиземном море в XX веке, и получила ставший знаменитым номер 5, подтверждая тем самым неумолимую и исторически сложившуюся преемственность поколений в Российском флоте. Не исключается и другое объяснение нумерации 5-й Средиземноморской эскадры, и приоритет в этом принадлежит Главнокомандующему ВМФ СССР Адмиралу Флота Советского Союза С.Г. Горшкову, который стоял у истоков создания эскадры. Ему якобы, по свидетельству очевидцев, принадлежат слова о том, что флоту США под номером 6 может противостоять эскадра только под номером 5.

(Продолжение следует)

Сергей ГОРБАЧЕВ, капитан 1-го ранга, кандидат политических наук, ученый секретарь Военно-научного общества ЧФ, участник 11 дальних походов в Атлантический и Индийский океаны, Средиземное море
 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.