Зоны деэскалации в Сирии не означают прекращения борьбы с террористическими группировками
1096

Зоны деэскалации в Сирии не означают прекращения борьбы с террористическими группировками

В соответствии с достигнутыми 3-4 мая в Астане договорённостями на сирийской территории начинают действовать четыре зоны деэскалации, где прекращаются любые столкновения между правительственными войсками и вооруженными группировками.

О процессе подготовки меморандума и его имплементации рассказали в ходе специального брифинга представители Министерства обороны и Генерального штаба Вооружённых Сил РФ. По мнению военных, выполнение меморандума о создании зон деэскалации в Сирии позволит фактически остановить гражданскую войну в этой стране. Документ даст возможность отделить сирийскую оппозицию от террористов, уничтожение которых будет продолжено. Действие меморандума начинается с 00.00 часов 6 мая, однако российские ВКС прекратили полёты над предполагаемыми территориями зон деэскалации с 1 мая.

Заместитель министра обороны РФ Александр Фомин сообщил, что меморандум готовился ведомством по прямому поручению президента России Владимира Путина. Подписанию документа предшествовала серьёзная подготовительная работа со всеми участниками переговорного процесса: «Вопросы политического урегулирования в Сирии неоднократно обсуждались президентом Российской Федерации с руководством Турции, США и других государств. В частности, вопрос о зонах деэскалации обсуждался в ходе переговоров руководителей России и Турции 3 мая в городе Сочи».

Одновременно министр обороны России Сергей Шойгу провел рабочие встречи с коллегами из Ирана, Турции, Сирии, Израиля; постоянные контакты велись по линии разведок и внешнеполитических ведомств. Большая работа была проведена с властями Дамаска и с лидерами формирований вооруженной оппозиции с тем, чтобы убедить их в необходимости принятия практических шагов по снижению напряжённости. По словам Фомина, Тегеран и Анкара поддержали идею укрепления режима прекращения боевых действий, что сыграло важную роль в оперативной подготовке меморандума к подписанию. Кроме того, «позитивное значение в вопросе создания зон деэскалации имела позиция Соединенных Штатов, приветствовавших шаги по снижению насилия в Сирии, улучшению гуманитарной ситуации и созданию условий для политического урегулирования конфликта».

Заместитель начальника Главного оперативного управления Генерального штаба Станислав Гаджимагомедов отметил участие в переговорах не политиков и эмигрантов, а полевых командиров, реально контролирующих обстановку «на земле». В целом меморандум удалось согласовать с 27 предводителями отрядов, действующих непосредственно в зонах деэскалации.

По мнению участников брифинга, реализация документа позволит, наконец, отделить оппозицию от запрещенных в России террористических группировок ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусра», облегчить положение мирного гражданского населения и перемещённых лиц. Начальник главного оперативного управления Генштаба ВС РФ Сергей Рудской рассказал о территориальном охвате зон деэскалации: «Первая, наиболее обширная – на севере Сирии, захватывает [приграничную с Турцией – Прим. ред.] провинцию Идлиб, а также граничащие с ней северо-восточные районы провинции Латакия, западные районы провинции Алеппо и северные районы провинции Хама с населением более 1 миллиона человек». Данную зону контролируют вооруженные формирования общей численностью как минимум 14,5 тысячи человек. Заметим, что в Идлибе сильны позиции «Джебхат ан-Нусры», что, конечно, не уходит от внимания Москвы. «Дальнейшее соблюдение режима прекращения боевых действий в большей степени будет зависеть непосредственно от тех формирований вооруженной оппозиции, которые находятся в зонах деэскалации, но и от террористических организаций, прежде всего "Джебхат ан-Нусры", присутствие которых на этих территориях достаточно значительно», – заявил накануне спецпредставитель президента РФ по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев.  

Зона деэскалации на северо-западе Сирии

Вторая зона расположена на севере провинции Хомс с городами Эр-Растан и Тель-Биса и прилегающими районами, удерживаемыми отрядами оппозиции численностью до 3 тысяч боевиков. Здесь проживает около 180 тысяч мирных жителей, причём ситуация является предельно сложной вследствие этноконфессиональной чересполосицы (сунниты, шииты, алавиты, христиане) с непосредственным соприкосновением враждующих сторон.

Зона деэскалации в районе Растанского котла

Третья зона – это Восточная Гута, район, где имеется до 9 тысяч боевиков и до 600-700 тысяч мирных жителей, а многие территории городской застройки практически полностью разрушены в результате многолетних столкновений. Здесь «уже развернули восемь контрольно-пропускных пунктов; многие жители утром выезжают на заработки в Дамаск, а вечером беспрепятственно возвращаются домой», отметил Рудской. В эту зону не включен район Кабун, который полностью контролируется боевиками «Джебхат ан-Нусры» и является базой обстрелов Дамаска, в том числе российского посольства. Подконтрольные ИГ анклавы в зону деэскалации также не вошли, и операция по уничтожению террористов, позиции которых в этом районе  стали куда менее прочными, будет продолжена.

Зона деэскалации в Восточной Гуте

Четвертая зона – это район на юге Сирии в приграничных с Иорданией районах провинций Дейра и Кунейтра, в основном контролируемый отрядами так называемого «Южного фронта» общей численностью до 15 тысяч человек. В указанном районе проживает до 800 тысяч мирных жителей, включая шиитов у границы с Ливаном, что предполагает участие в мониторинге иранской стороны.

Зона деэскалации на юге Сирии

В границах зон деэскалации прекращаются боевые действия между правительственными войсками и формированиями вооруженной оппозиции, присоединившимися или готовыми присоединиться к режиму прекращения боевых действий, отметил С. Рудской. Это касается применения любых видов вооружений, включая авиационные удары, пояснил он [позже в Пентагоне уточнили, что силы проамериканской коалиции будут продолжать бомбить сирийскую территорию по своему усмотрению. – Ред.]. Для предотвращения инцидентов и боевых столкновений между конфликтующими сторонами вдоль границ зон деэскалации создаются полосы безопасности, которые включают наблюдательные пункты для контроля за соблюдением режима перемирия и контрольно-пропускные пункты для обеспечения перемещения гражданского населения без оружия, доставки гуманитарной помощи и содействия экономической деятельности. Работа контрольно-пропускных и наблюдательных пунктов, а также управление зонами безопасности будет обеспечиваться персоналом и формированиями России, Турции и Ирана, причем по взаимной договоренности стран-гарантов могут привлекаться силы других сторон, добавил Рудской.

В целях практической реализации пунктов меморандума в течение двух недель из числа представителей стран-гарантов будет создана совместная рабочая группа. До 4 июня она должна представить точные границы зон деэскалации и полос безопасности, а также карты отмежевания формирований вооруженной оппозиции от террористических группировок. Отчеты о деятельности группы будут заслушиваться в ходе международных встреч по сирийскому урегулированию в рамках астанинского процесса (очередная встреча в столице Казахстана намечена на середину июля).

Что же касается нарушителей меморандума, то не исключено, что по ним будет открываться огонь. При этом реализация достигнутых договорённостей не означает прекращение борьбы с ИГ и "Джебхат ан-Нусрой" на территории Сирии, подчеркнул С. Рудской.  Высвободившиеся в результате установления зон деэскалации силы правительственных войск будут привлечены к действиям против  ИГ. Основные усилия будут направлены на развитие наступления на восток от Пальмиры и последующее деблокирование кварталов Дейр эз-Зора, а также освобождение северо-восточных территорий в провинции Алеппо по Евфрату, причём «ВКС России будут поддерживать эти действия».

Поддержка подписания меморандума всеми основными заинтересованными игроками — ООН, администрацией США, руководством Саудовской Аравии и другими странами — «является определенной гарантией его претворения в жизнь», считает А. Фомин. Впрочем, декларируемые добрые намерения вовсе не гарантируют от ножа за пазухой и от очередных провокаций со стороны «друзей сирийского народа».

Очередная постановка «белых касок»: «удар Асада по палаточному лагерю беженцев в Джиср-эш-Шугуре» 5 мая 2017 г.

На этом фоне обращает внимание информация агентства Reuters о позиции представителей просаудовского «высшего комитета по переговорам», считающими меморандум о создании четырех зон деэскалации в Сирии «неясным» и «нелегитимным», ведущим к «разделению страны». Кое-кто уже объявил о «русско-иранской» оккупации Сирии, обвиняя Москву в «политике обессиливания и истощения сирийцев» и возмущаясь «навязыванием делегации оппозиции в Астане требования борьбы с терроризмом». На фоне антииранской риторики Эр-Рияда и турецкой активности в Идлибе с примечательным заявлением выступил командующий сухопутными силами иранского КСИР генерал М. Пакпур, заявивший, что Иран направит большее число военных советников в Сирию для поддержки официального Дамаска: «Мы направим советников по всем аспектам, чтобы фронт сопротивления не был нарушен, и мы предложим любую возможную помощь».

Всё это говорит о том, что задача, которую придётся решать государствам-гарантам, окажется чрезвычайно сложной.

По материалам СМИ
Заглавное фото: PressTV
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.