header
Польша – Украина: тех, кого разделила история, не сблизить
Размер шрифта:
| 15.12.2017 Мнение эксперта 
1677 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Польша – Украина: тех, кого разделила история, не сблизить

К визиту Анджея Дуды в Харьков

Переговоры президентов Польши и Украины Анджея Дуды и Петра Порошенко в Харькове 13 декабря были явно перегружены исторической символикой, и это говорит о том, что сдвига к лучшему в польско-украинских отношениях достичь не удалось. Внешний антураж встречи (ссылки на польско-украинский союз времён Пилсудского с цитатами из речей этого диктатора, возложение венков к памятнику «жертвам тоталитаризма» на мемориале в Пятихатках Харьковской области и др.) заметно преобладал над содержанием переговоров.

Президенты не сказали ничего, что бы они не говорили раньше: отметили успехи литовско-польско-украинской бригады (ЛитПолУкрБриг), осудили проект строительства из России в Германию газопровода «Северный поток - 2», высказались за введение миротворцев в Донбасс, порассуждали о необходимости разрешения взаимных исторических обид. 

Собственно, продвинуться в этом последнем пункте (сгладить, насколько возможно, взаимные исторические обиды) и было главной целью визита Анджея Дуды в Харьков. Выстрелы с обеих сторон в историческое прошлое из пистолета (демонтаж нелегальных памятников УПА [запрещена в России] в Польше, наложенный Киевом запрет на эксгумацию польских захоронений на территории Украины и т. д.) грозят выстрелить в польско-украинские отношения из пушки.

«То, что происходило много лет назад, влияет также на нашу сегодняшнюю действительность» – эти слова в выступлении Анджея Дуды были ключевыми. И ещё как влияет! Отсюда и заявление министра иностранных дел Украины Павла Климкина по следам визита Дуды: «У Польши есть историческая политика, а у нас – историческая память. Нам тоже пора подумать об исторической политике. Мы не можем смотреть на историю через призму того, что зафиксировано в официальной польской историографии». 

Проблемы между Польшей и Украиной имеют не сиюминутный характер. Они отягощены нелёгким историческим наследием, укоренены в глубинах национального сознания. Незаживающей раной остаётся жестокая Волынская резня. Пока поляки рассматривают «восточные территории» (русские земли нынешней Западной Украины, входившие одно время в состав Речи Посполитой) как часть исторической Польши, не только украинские националисты, но и вся Малороссия-Украина будет видеть в Польше не друга, а врага. 

В Киеве и в Варшаве придерживаются взаимоисключающих взглядов на историческое прошлое двух народов. Поляки это поняли раньше и, наблюдая за тем, как слабеет «самостийная держава», стали планомерно ужесточать тон в общении с украинским партнёром-оппонентом. 

Недавнее выступление Яна Парыса, руководителя канцелярии польского министра иностранных дел Витольда Ващиковского, было знаменательно не тем, что он заявил о нежелании поляков терпеть, как он выразился, «свинство» украинских политиков. Самыми примечательными в выступлении Парыса были другие слова: «…независимая Украина важна для Польши… не настолько, чтобы существование независимой Украины было условием существования независимой Польши». Истолковать эту фразу можно по-разному, но в контексте обострения польско-украинских противоречий за ней маячит невысказанное: для Польши украинская «самостийность» (ставшая следствием эволюции СССР) ценностью отнюдь не является. Отсюда многое вытекает.

«Зародившаяся в 1960-х доктрина Гедройца, которая окончательно оформилась после присоединения Польши к НАТО и ЕС, сегодня уже анахронизм», – прокомментировал слова Яна Парыса бывший премьер Польши Лешек Миллер. Главным постулатом доктрины известного польского публициста Ежи Гедройца (1906-2000) была поддержка Польшей идеи независимости Украины, в том числе ценой идеологического соглашательства с украинским национализмом. По мнению Гедройца, украинская идеология должна в этом случае постепенно «полонизироваться» и начать сближаться с идеологией польской государственности. 

Однако ничего подобного не произошло. Примирить непримиримое невозможно. Впервые о необходимости создания польско-украинской комиссии по историческим вопросам президенты Польши и Украины заговорили в 1997 году. Через двадцать лет, в 2017 году, президенты продолжают толковать о том же, а комиссии как не было, так и нет.

Наступательная политика правящей партии «Право и справедливость» (ПиС) на украинском историческом фронте связана и с грядущими в Польше выборами. Сейчас ПиС пользуется рекордной 50-процентной популярностью у избирателей (что дало бы партии 285 мандатов в 460-местном Сейме), оставляя далеко позади главные оппозиционные партии «Гражданская платформа (17%) и «Кукиз-15» (11%). 

Такой популярностью ПиС обязана не в последнюю очередь своему националистическому подходу к истории и исторической политике. Задача ПиС – удержать это преимущество до выборов 2018-го (в органы местного самоуправления), 2019-го (в парламент Польши и в Европейский парламент) и 2020 г. (президентские выборы). Ужесточение дискурса в отношении Украины добавляет политические очки правящей группировке и находит понимание у польских избирателей. Ян Парыс почувствовал это правильно.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.