header
Альтернативы налаживанию прямого и равноправного диалога Тбилиси с властями Абхазии и Южной Осетии (в том числе по вопросам трансграничного экономического сотрудничества) не просматривается.
Размер шрифта:
| 04.06.2018 Политика 
4478
4.13
5
1
8
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.13
logo

Грузия — Абхазия — Южная Осетия: что такое «вовлечение без признания»?

Особенности грузинской «мягкой силы»

4 апреля премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили объявил о новой мирной инициативе, обращённой к Южной Осетии и Абхазии – бывшим автономиям в составе Грузинской ССР, признанным Россией в качестве независимых государств после нападения грузинских вооружённых формирований на Южную Осетию в августе 2008 года (1). Целью предложений под названием «Шаг к лучшему будущему» объявлено улучшение гуманитарного и социально-экономического положения жителей Абхазии и Южной Осетии.

Следует сразу же заметить, что на протяжении длительного времени жители обоих (ещё непризнанных в то время) государств постоянно страдали от обстрелов и иных враждебных действий грузинских военных. Трагические события начала 1990-х годов нанесли Южной Осетии и Абхазии колоссальный ущерб, восполнять который предстоит ещё очень долго (а в плане уничтоженного культурного наследия ущерб вообще невосполним). И лишь кардинальное изменение ситуации в сфере безопасности и российские военные базы на территории обеих республик вынуждают грузинские власти понемногу смещать фокус в сторону гуманитарной риторики. Впрочем, угрозы военных провокаций не исчезли. Они могут обрести и новый характер в связи с частыми военными учениями реформируемой по натовским стандартам грузинской армии в непосредственной близости от границ обоих признанных Россией государств. О подписании какой-либо декларации о неприменении силы речи не идёт, что плохо сказывается на ходе Женевских консультаций по вопросам безопасности в Закавказье – единственном переговорном формате, в котором участвуют Сухум и Цхинвал.

Премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили

Премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили

Оглашённая Георгием Квирикашвили инициатива включает такие направления, как развитие торговли и деловых контактов вдоль разделительных линий (то есть грузино-абхазской и грузино-юго-осетинской границ), предоставление жителям Абхазии и Южной Осетии возможности получения образования в вузах Грузии и других стран, а также предоставление им безвизового режима для поездок в страны Шенгенского соглашения. Однако закон Грузии «Об оккупированных территориях» предусматривает жёсткие санкции за любую экономическую деятельность с Абхазией и Южной Осетией и накладывает ограничения на их посещение. Призывы к смягчению данного документа, в том числе с подачи западных партнёров Грузии, пока безуспешны.

«Мы должны использовать не только международные форматы, как женевские дискуссии, но и проекты строительства доверия и диалога, которые предлагают нам международные организации», –заявила в ноябре прошлого года глава специализированного министерства по вопросам примирения и гражданского равноправия Кетеван Цихелашвили после встречи с членами мониторингового комитета ПАСЕ. В ходе этой встречи затрагивался вопрос о положении населения Гальского района, где, по мнению официального Тбилиси, ограничиваются права местных жителей. Периодически поднимается вопрос о возвращении беженцев (именуемых в Тбилиси временно перемещёнными лицами) в Абхазию, что при отсутствии конструктивного диалога между Тбилиси и Сухумом вряд ли возможно.

В январе 2017 года упомянутое министерство объявило о «программе мирной политики Грузии», состоящей из восьми пунктов. Три из них предусматривают предоставление жителям «оккупированных территорий» услуг, связанных с получением не только паспортов, в том числе «нейтральных», но и медицинского обслуживания, с возможностью учиться в университетах Грузии, пользоваться внутренним потребительским рынком. Реинтеграционные стратегии (в том числе на европейских площадках) провозглашались грузинским руководством и раньше, в том числе, как это ни смешно, ещё при Саакашвили, развязавшем в 2008 году свою кровавую авантюру.

Проблемы Абхазии и Южной Осетии, порождающие отток населения (хотя далеко не такой значительный, как до 2008 года), традиционно являются предметом внимания грузинских властей, выбирающих между примирительной линией и конфронтационной стратегией на «изоляцию оккупированных территорий». Как отмечает один из грузинских авторов, за эти годы у Грузии не было последовательной политики в отношении Абхазии и «Цхинвальского региона»: риторику примирения часто сменяла милитаристская риторика, а политику примирения – силовые действия. Не были произведены оценки причин, вызвавших конфликты, исследование и анализ опасений, ошибок, даже преступлений сторон, что так важно для восстановления между ними доверия.

Сторонники «мирной» интеграции Абхазии отмечают, что власти Грузии должны заботиться о лицах, проживающих на территории, которую в Тбилиси считают «оккупированной», точно так же, как о жителях сопредельных районов с грузинской стороны. Узкими местами остаются здравоохранение и образование, поэтому усилия Грузии и её партнёров концентрируются именно в этих сферах. В 2017 году в селении Рухи Зугдидского района был построен многопрофильный медицинский центр на 220 мест. Предполагается, что для граждан Абхазии лечение будет бесплатным при условии получения ими «нейтральных паспортов» или «нейтральных удостоверений», специально разработанных для граждан Абхазии и Южной Осетии (соответствующее положение было утверждено в 2011 году). В Зугдиди при помощи правительства США построен «Центр гепатита С», где население (включая жителей Абхазии, владеющих «нейтральными паспортами»), наряду со скринингом, консультацией врача, лечением, сможет получить медикаменты.

Медицинский центр в Рухи.

Медицинский центр в Рухи. Фото eurasianet.org

Некоторая часть граждан Абхазии пользуется услугами грузинских медицинских учреждений. Если верить заявлению К. Цихелашвили, то по сравнению с 2013 годом количество абхазов и осетин, которые воспользовались медицинским обслуживанием в Грузии, в 2016 году выросло в шесть раз. Два года назад количество воспользовавшихся услугами здравоохранения превысило 1110 человек, а за три года правительство потратило на эти цели 7 миллионов лари (около 3 миллионов долларов). По данным из доклада министра здравоохранения АРА К. Бакарадзе, в 2016 году бесплатное лечение в Грузии получили около 400 граждан Абхазии. Ранее, в феврале 2016 года, в том же селе Рухи при участии Г. Квирикашвили открылся многофункциональный комплекс из 10 зданий, площадью 10 000 кв. м, с магазинами, центром министерства юстиции, автосервисом, почтой, аптекой, объектами финансового и банковского обслуживания (отделения VTB-Грузия и «Либерти-банка»). Этот комплекс обслуживает жителей Западной Грузии и Абхазии (включая получение «нейтральных» паспортов»). Оба проекта осуществлены через "Партнёрский фонд Грузии" в рамках грузино-европейской программы «Вовлечение путём партнёрства».

Многофункциональный торговый центр в Рухи.

Многофункциональный торговый центр в Рухи. Фото cbw.ge

В последние годы основными донорами подобных проектов являются Европейский союз и Совет Европы. Есть проекты, поддержанные отдельными европейскими странами, включая совместные семинары и обучающие поездки с целью повышения профессиональных навыков. В рамках диалоговых программ неформально обсуждаются связанные с конфликтами темы и их возможные решения. С 2016 года возобновилась совместная инициатива ЕС и Программы развития ООН – Confidence Building Early Response Mechanism (COBERM) (2). Рассматривается также идея создания в районе Ингури ГЭС туристической зоны. Одновременно был опубликован очередной доклад Международной кризисной группы «Абхазия и Южная Осетия – время говорить о торговле», авторы которого рассуждают о нейтральных с точки зрения политического статуса вариантах экономического сотрудничества.

В Грузии акцентируют внимание на необходимости анализировать позиции, интересы, потребности и возможности различных групп населения республик, совместные проекты в сфере здравоохранения, образования, науки, бизнеса, торговли, туризма.  Кроме того, Г. Квирикашвили говорит о необходимости «заботы об абхазском языке и культуре» для восстановления «сожженных мостов».

Традиционно к числу инструментов «мягкой силы» относят привлекательность идеологии, культуры, традиций, истории страны, её конкретные достижения (товары широкого потребления, научно-технические прорывы). Поэтому рекламная грузинская политика «мягкой силы», невозможная без поддержки США, ЕС и международных структур, если и произведёт эффект, то локальный и ограниченный. «Правительство Грузии, стремясь сделать из страны форпост НАТО на Южном Кавказе, хочет добиться от США усиления давления на Россию для того, чтобы заставить президента Владимира Путина отказаться от российского военного присутствия в Абхазии и Южной Осетии. Но все эти манипуляции ни к чему не приведут. США не настроены на еще один конфликт с Россией из-за далекой и мало кому нужной Грузии. Ко всему прочему, у Вашингтона нет ни одного эффективного инструмента, чтобы воздействовать на Москву», – полагает старший научный сотрудник RAND Corporation Самуэль Чарап.

Ключевая задача грузинской политики «мягкой силы» – возвращение в перспективе  Южной Осетии и Абхазии под контроль грузинских властей, что в корне противоречит политико-правовым реалиям, сложившимся на Кавказе после августа 2008 года. Власть и гражданское общество Абхазии, по словам министра иностранных дел Даура Кове, «на всех площадках демонстрируют своё единство в плане того, что возврата к прошлому не будет. Абхазия выбрала свой путь на самостоятельное развитие как суверенное государство, и сегодня международное сообщество начинает это осознавать». «Грузинские власти, осознав невозможность в ближайшей перспективе военным путем "вернуть" Южную Осетию и Абхазию, решили поменять тактику. Теперь на повестке дня концепция мирного урегулирования – "Стратегия вовлечения через сотрудничество" с рядом так называемых мирных гуманитарных инициатив, которые официальный Тбилиси шумно рекламирует на весь мир», – отмечают в министерстве иностранных дел Южной Осетии. Президент республики Анатолий Бибилов полагает, что диалог с Грузией возможен при выполнении ряда условий, включая официальное признание ею факта нападения на Южную Осетию в августе 2008 года и наказание виновных.

Альтернативы налаживанию прямого и равноправного диалога Тбилиси с властями Абхазии и Южной Осетии (в том числе по вопросам трансграничного экономического сотрудничества) не просматривается, и пока такой диалог не будет начат, любые «мирные инициативы» не найдут положительного отклика у тех, кому они формально адресованы.

Примечания

(1) В 2008 году, по свидетельству бывшего посла Грузии в России Э. Кицмаришвили, у тогдашнего президента Саакашвили обсуждались планы вторжения в Абхазию за несколько месяцев до войны в Южной Осетии.

(2) Мирзиашвили М. Грузия: организации гражданского общества и их возможности // Аналитикон. 2017. № 3.

Заглавное фото: tbilisi.media

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.