header
Поляки требуют репараций от Германии
"102501"
Размер шрифта:
| 17.11.2018 Мнение эксперта 
2317
5
5
1
7
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

Польша захотела получить от Германии репарации

О нынешних границах Польши, или Что сулит полякам отказ от советского наследия

Польша и Украина являются сегодня европейскими лидерами в войне с памятниками советским воинам – освободителям Европы. При этом идеологический центр войны, УИНП (Український інститут національної памяті), буквально списан с ПИНП, Польского института национальной памяти. И как заметно влияние польского гимна «Еще Польска не сгинела» на украинский клон «Ще-не-вмерлик», так и приёмы пропаганды УИНП напоминают домашние задания, списанные у поляков украинскими «второгодниками». 

В один голос нападают Киев и Варшава на проект строительства российско-германского газопровода «Северный поток - 2», поляки лишь добавляют к этому сравнение устами Радослава Сикорского «Северных потоков» с «разделами Польши». И вот – новый раунд борьбы поляков против своей реальной истории за вульгарную сказку. Началось всё у поляков вроде бы с другого геополитического вектора – с претензий к Германии, но вернулось опять к нападкам на СССР и на советский период собственной истории. Речь идёт о том, что в Польше захотели получить от Германии репарации.

Вопрос о репарациях впервые был официально поднят польской стороной в 2004 г. В Варшаве рассчитали суммы ущерба, нанесённого Польше гитлеровской Германией во Второй мировой войне. Утверждалось, что лишь польская столица понесла в ходе войны убытки, сопоставимые сегодня с суммой в 45 миллиардов долларов США. А 28 октября 2018 г. в интервью немецкой прессе президент Польши Анджей Дуда сослался на экспертные заключения, подготовленные по инициативе его предшественника Леха Качиньского. «Наши потери не были восполнены. Так что это вопрос справедливости и ответственности», – провозгласил Анджей Дуда. 

В прошлом году глава партии «Право и справедливость» (PiS) Ярослав Качиньский заявлял: «Германия много лет отказывалась принимать на себя ответственность за Вторую мировую войну… сейчас необходимо открыто говорить об огромных суммах, которые должна Германия Польше в качестве компенсаций за понесенный ущерб». Германия ответила, что в августе 1953 года Варшава уже получила от ГДР деньги на возмещение ущерба. И польская сторона тогда официально заявила, что больше не будет поднимать эту проблему «в качестве ответного жеста мирных намерений и демократических устремлений».

Сегодня польское правительство считает, что в 1953 году имела место договорённость несуществующих ныне государств, к тому же на поляков и на восточных немцев оказывала серьёзное давление Москва. Поэтому договорённости 1953 года не действительны. Министр обороны Польши уточнил: мол, «это советская колония, именуемая Польской Народной Республикой, отказалась от части репараций». Польский военный министр, однако, слабо ориентируется в истории; ведь отказ от советского наследия и от договоров, подписанных Варшавой в бытность ПНР «колонией», ребром ставит вопрос о территориях, полученных Польшей от Германии при «серьёзном давлении Москвы». Что это за территории?

Во-первых, Силезия – экономический мотор некогда Австрии, потом королевской Пруссии, Германии, а ныне часть Польши. Во-вторых, Померания – весь выход Польши к вожделенному морю (в Версале в 1919 году поляки получили лишь полоску побережья в 70 км; этот «коридор» был мгновенно перерезан немцами в сентябре 1939 года). И, в третьих, Восточная Пруссия, важнейшая стратегическая позиция в Восточной Европе: примерно треть её отошла после войны Советскому Союзу и две трети – Польше. 

И если то была «советская колония, именуемая Польской Народной Республикой», договоры которой нынче ничего не значат, то не вспомнить ли, что происходило при освобождении настоящих колоний? Там ведь не было оснований сохранять территорию провозглашаемого независимым государства. И Британская Индия, освобождаясь, разделилась на Индию и Пакистан. А Французская Западная Африка – и вовсе на дюжину стран. Где были основания у «колонии, именуемой ПНР», освобождаясь, сохранять при себе другие «колонии»: Померанию, Силезию, Восточную Пруссию?

В действительности тут нужно бы говорить о другом – о глубоких, многовековых исторических процессах, неизмеримо более значимых, чем спекуляции нынешних польских политиков. Указанные провинции и вправду были изначально славянскими территориями, а то, как ими распорядились Чешское и Польское королевства, несёт в себе глубочайший исторический урок.

Германский натиск на Восток, «Дранг нах Остен», хорошо известен, но как при этом повели себя предшественники Качиньских, тогдашние вожди поляков? В 1225 году польский князь Конрад I Мазовецкий попросил помощи у тевтонских рыцарей в борьбе против славян-пруссов, обещав тевтонам владение городами Кульм, Добрынь и всеми захваченными территориями. И в 1232 году тевтонские рыцари прибыли в Польшу, в 1255 году они основали Кёнигсберг. Славянское Поморье, Померания, некогда владение польского короля Болеслава I Великого, тоже стало жертвой «Дранг нах Остен». Богатейшая Силезия, принадлежавшая чешским королям, онемечивалась ещё быстрее. За один лишь клочок этой провинции, Тешинский округ, Польша в 1938 году пошла на сговор с Гитлером, присоединившись к Мюнхенским палачам Чехословакии и заслужив прозвище «гиены Европы» (Черчилль).

Известны и всплески сопротивления славян: гуситские войны, общеславянская Грюнвальдская победа 1411 года… Казалось бы, бессмысленно поднимать в XXI веке вопросы о древних границах между славянами и германцами. Однако на Ялтинской конференции 1945 года Сталин обратил на эти границы внимание всего мира и показал связь тысячелетнего «Дранг нах Остен» с прусским, германским духом милитаризма и двумя мировыми войнами! И страны-победители, устроители нового миропорядка, согласились с доводами советской стороны, признав необходимым забрать у Германии Восточную Пруссию, Померанию, Силезию. Именно граница по Одеру-Нейсе, а не болтовня страсбургских либералов стала фундаментом европейского мира. У нынешних политических недорослей нет и тени представления о мере сложности, какой отличалось в 1945 году исправление того, что было признано (в Ялте, Потсдаме) тысячелетней несправедливостью.

Да, были у поляков и другие политики. Мудрую историческую линию отстаивали лучшие из них: от королей Болеслава Великого и Яна Собесского до руководителей ПНР, включая Войцеха Ярузельского и советского маршала, министра обороны ПНР Константина Рокоссовского. Эта политическая линия дала Польше жизнь и границы, устойчивые до тех пор, пока, пока их не принимаются расшатывать «учёные» господа из ПИНП и УИНП. 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.