header
Талибы* и Пакистан
"177159"
Размер шрифта:
| 24.09.2021 Политика 
1667
5
5
1
11
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

Талибы* и Пакистан

Пакистан в вопросах безопасности становится зависимым от Кабула

Правительство Пакистана предложило разработать дорожную карту, которая приведет к дипломатическому признанию талибов*. Идею изложил министр иностранных дел Шах Мехмуд Куреши 22 сентября в интервью Associated Press в кулуарах Генеральной Ассамблеи ООН.

«Будьте реалистами», «проявите терпение», «не изолируйте талибов», призывает Исламабад. По словам Куреши, через шесть недель после захвата власти талибами 15 августа Пакистан получил информацию о том, что ситуация с правопорядком улучшилась, боевые действия прекратились, многие внутренне перемещенные афганцы возвращаются домой. Однако на вопрос, есть ли у него прогноз, каким может быть Афганистан через шесть месяцев, пакистанский дипломат ответить не смог.

Пакистан призывает к терпению в надежде на то, что мир наконец-то увидит «долгожданный Афганистан, где уважаются права женщин и девочек, Афганистан, который не станет убежищем для терроризма, Афганистан, где у нас есть инклюзивное правительство, представляющее различные слои населения».

Всего этого в Афганистане пока нет. Состав правительства талибов изобилует назначенцами из рядов «старой гвардии», когда запрещённый в России «Талибан»* управлял Афганистаном в 1996-2001 годах. 30 из 33 лиц, назначенных на руководящие должности, являются этническими пуштунами, хотя пуштуны составляют лишь 40-45% населения страны. Этнорелигиозная дискриминация при назначении на властные посты вновь стала нормой. В новом кабинете талибов большинство постов отдано представителям племенных конфедераций афганского юга. Такой дисбаланс существовал в Руководящем совете «Талибана» всегда.

У Афганистана и Пакистана долгая история сотрудничества. Пакистан был одной из трех стран, признавших правительство «Талибана» в 1990-х гг., и последней, разорвавшей с ним официальные отношения в 2001 году. Исламабад помог восстановить группировку после того, как американские войска свергли ее власть. На протяжении почти двух десятилетий Пакистан предоставлял раненым лидерам талибов убежище и медицинские учреждения.

Сейчас, однако, лидеры «Талибана» в таком убежище не нуждаются, а военный арсенал, оставленный американцами, устраняет острую необходимость в пакистанском оружии.

Пакистан теряет рычаги воздействия на талибов и сам становится в вопросах безопасности зависимым от Кабула.

Приход талибов к власти вдохновит пакистанские повстанческие или террористические группы с такими же идеологическими установками, что и «Талибан». Самая опасная из них – «Техрик-и-Талибан Пакистан» (ТТП). Хотя силам безопасности Пакистана удалось в значительной степени ограничить террористический потенциал группировки, возможный контакт между двумя движениями по обе стороны границы и возобновление террористической деятельности ТПП в Пакистане вызывают в Исламабаде серьезную озабоченность.

У пакистанцев есть просьба к новому правительству Афганистана: они хотят, чтобы талибы обуздали ТТП. Официальный представитель «Талибана» Забихулла Муджахид на вопрос, будут ли лидеры талибов просить ТТП не вступать в конфликт с Пакистаном, ответил: «Это зависит от Пакистана и пакистанских улемов, а не от «Талибана», чтобы решить, является ли война «Техрик-и-Талибан Пакистан» законной». Подразумевается, что афганские талибы не возьмут на себя ответственность за деятельность «Техрик-и-Талибан Пакистан».

Больше того: пакистанские талибы могут оказаться под защитой новых властей Афганистана. Руководство ТТП находится в Афганистане, а Нур Вали Мехсуд, глава пакистанских талибов, возобновил свою присягу на верность Исламскому Эмирату Афганистана.

Другие международные террористические группировки также продолжают действовать на афганской земле. Взрыв 26 августа возле аэропорта Кабула был серьезным признаком возрождения запрещённого в России «Исламского государства* провинции Хорасан» (ИГ-К). За первые четыре месяца 2021 г. группа совершила 77 террористических актов.  Она расширила ряды сторонников за счет вербовки джихадистов из «Техрик-и-Талибан Пакистан». Существенно то, что после ухода США ИГ-К рассматривает «Талибан» как непримиримого врага. После захвата талибами Афганистана большинство заключенных ИГ-К были либо освобождены, либо бежали из афганских тюрем. Нельзя исключать, что в случае эскалации боевых действий с талибами ИГ-К обратится к трансграничному насилию, чтобы доказать свой статус ведущего движения джихадистов в Афганистане.

Накануне вторжения США в 2001 г. в основе санкций ООН против движения «Талибан» лежала озабоченность тем, что в Афганистане террористы различных групп нашли безопасное укрытие. С победой талибов эти опасения возвращаются.

Если быть «реалистами», как предлагает министр иностранных дел Пакистана, то крайне важно, чтобы любой ответ талибам исключал использование афганской территории как убежища для любой террористической группы, а не только для опасной Исламабаду «Техрик-и-Талибан Пакистан». Для любой, включая «Аль-Каиду».

В докладе ООН, представленном в июне 2021 г. содержится предупреждение: «Значительная часть руководства "Аль-Каиды" проживает в приграничном регионе Афганистана и Пакистана. Их связи с талибами остаются тесными, основанными на идеологической схожести и общим участием в терроризме. Талибы сотрудничали с "Аль-Каидой" часто через сеть Хаккани, который является заместителем лидера "Талибан"».

Сегодня один из людей, самых разыскиваемых ФБР, является министром внутренних дел Исламского Эмирата Афганистан. С таким составом нового афганского правительства призыв Пакистана «не изолируйте талибов» трудновыполним.

Мир относился к талибам как к врагу, которого необходимо победить, а не как к части политического ландшафта Афганистана. Анализ рисков в Афганистане должен учитывать экстремистскую природу «Талибана».

По всей видимости, «терпение» Исламабада по отношению к талибам объясняется его стратегическим противостоянием с Дели. Пакистан давно смотрит на Афганистан через призму Индии. В последние годы при президенте Ашрафе Гани Афганистан считался особенно близким к Индии, и это, конечно, ставило Пакистан в положение, когда он терял способность контролировать Афганистан.  

В то же время, даже если правление талибов в Афганистане приведет к повышению активности местных джихадистов в Пакистане, сомнительно, что Исламабад отвернется от афганских талибов.

Джо Байден вывел войска из Афганистана, частично аргументируя это тем, что война здесь отвлекает США от более серьезной проблемы – Китая. На фоне разговоров о соперничестве в стиле холодной войны между двумя крупнейшими экономиками мира Исламабад может окончательно выбрать Пекин в качестве ближайшего союзника, который в отличие от США, вкладывает значительные средства в экономику Пакистана (в Южной Азии США считают своим ведущим партнером Индию).

А в своей политике в отношении талибов пакистанские военные, которые во многом определяют курс страны, перед угрозой терроризма с афганской территории не отступят от того, что они считают национальными интересами Пакистана.

Фото: REUTERS/Saeed Ali Achakzai

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.