header
Сергей Лавров и Милорад Додик
"119251"
Размер шрифта:
| 10.10.2021 Мнение эксперта 
2077
5
5
1
26
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

Милорад Додик бросает Западу вызов

Станет ли Республика Сербская декоративным приложением к проекту унитарной мусульманской Боснии?

Сербский член Президиума Боснии и Герцеговины Милорад Додик сделал то, на что не решился ни один его предшественник: напомнил, что Босния должна жить по Конституции и Дейтонскому соглашению 1996 года.

Апелляция к законам и международным договоренностям прозвучала, как объявление войны: ведь решениями западных надсмотрщиков за БиГ, так называемых Верховных представителей, сербский энтитет Боснии и Герцеговины был лишён порядка 70 (!) своих компетенций, которые значатся и в Дейтонском соглашении, и в Конституции БиГ.

«К концу этого месяца, самое позднее – в первую неделю следующего, мы выступим с обширной повесткой дня, которая приведет к отзыву нашего согласия на формирование общей армии (общей для БиГ. – Ред.), на уплату косвенных налогов; эти функции, согласно Конституции БиГ, принадлежат Республике Сербской (РС), – заявил  7 октября Милорад Додик, находясь с визитом в Белграде. – Даже граница, то есть управление границей на территории РС, принадлежит нам, а не БиГ…. Высший судебный и прокурорский совет БиГ был изобретен как место принятия решений и назначения всех судей, но Республика Сербская вернет эти полномочия в юрисдикцию собственной судебной системы…. Мы отменим и запретим на нашей территории деятельность SIPA и OBA (сараевских спецслужб. – Ред.), отклоним все навязанные нам в прошлом Верховными представителями законы».

Смело, резко, безапелляционно! Однако топор войны вырыл не Додик. Всё началось с того, когда Запад еще в конце 90-х – начале 2000-х годов объявил представителей Республики Сербской военными преступниками. Они были осуждены в Гаагском трибунале по надуманным обвинениям на фоне оправдания головорезов из числа мусульман-бошняков. Затем Верховные представители начали кусок за куском отгрызать от Республики Сербской ее полномочия. Баня-Лука лишилась гарантированного Дейтоном права на собственную армию, на ведение внешнеэкономической деятельности, на собственный день независимости и даже была вынуждена поменять свой герб. Сараевский Конституционный суд, в котором верховодят назначаемые из Брюсселя иностранцы, перевел под юрисдикцию Сараево военные объекты на территории РС, государственные сельхозугодия, леса, на очереди водоёмы.

Баня-Лука сопротивлялась, порой саботировала подобные решения: парад в День Республики проводили ежегодно вопреки запрету и заведенным административным делам; в ответ на угрозы со стороны Сараево, где в армии преобладают мусульмане-бошняки, Додик создал жандармерию – внутренние войска, подчиняющиеся МВД РС. Республика тесно сотрудничала с Сербией, которая вопреки недовольству Сараево намерена построить на территории сербского энтитета каскад ГЭС и новый аэропорт в Требине. А также с Россией, откуда, опять же вопреки противодействию Сараево, прибыли вертолеты «Ансат» для местной системы здравоохранения, а в скором времени дочка «Газпрома» построит там предприятие по сжижению газа. Наконец, позиция сербского члена Президиума БиГ не позволяет Боснии и Герцеговине войти в НАТО, чего добиваются представители бошняков и хорватов.

Для Сараево и Запада Додик –  кость в горле. И там пытаются «решить сербский вопрос».  Началось с летних поправок в боснийский УК уходившего Верховного представителя по БиГ, австрийца Велентина Инцко. Поправки ввели уголовную ответственность за отрицание «геноцида в Сребренице» и прославление сербских командиров, осужденных Гаагским трибуналом. После чего боснийская прокуратура завела несколько десятков уголовных дел на сербских граждан, начиная с журналистов и заканчивая лично Додиком. В ответ власти РС объявили бойкот всех уровней власти БиГ и отозвали с постов в БиГ сербов. А МВД Республики Сербской получило приказ противодействовать любым акциям сараевских спецслужб. Баня-Лука отказалась признать нового Верховного представителя – немца Кристиана Шмидта, ибо Запад презрел обязательную процедуру: кандидатура нового надсмотрщика не прошла согласование в Совете Безопасности ООН.

После этого Босния и Герцеговина пошла вразнос. Перед началом состоявшегося в Словении 6 октября саммита «ЕС – Западные Балканы»  Шмидт заявил, что закон о «геноциде» он отменять не намерен, а сербы обязаны вернуться в органы власти. В  ответ Милорад Додик бойкотировал саммит из-за участия в нем Верховного представителя.

Затем министр обороны БиГ Сифет Поджич отменил совместные учения армий БиГ и Сербии на полигоне «Маньяча» в Республике Сербской, к которым стороны готовились полгода. После этого премьер-министр БиГ, серб Зоран Тегельтия отправил Поджича в отставку за самоуправство, но ходатайство об отставке Поджича еще должно пройти через парламент, где большинство составляют бошняки.

Далее с Додиком встретился новый представитель США на Балканах Габриэль Эскобар якобы для того, чтобы выслушать позицию лидера боснийских сербов, но на встрече американец уведомил Додика о том, что против него готовятся новые санкции (ранее сербскому члену Президиума БиГ был запрещен въезд в США; был также дан приказ заморозить все банковские счета Додика за океаном, но таковых у него не нашлось).

«Не надо мне угрожать, –  прокомментировал это Додик. – Они никогда не будут относиться к нам как к равным партнерам, они всегда будут считать нас людьми более низкого уровня, чтобы управлять нами…. Президиум БиГ больше не функционирует, работа в нем сведена к индивидуальным действиям его членов, БиГ находится в тупике, из которого нет выхода. Поэтому когда Республика Сербская будет гипотетически готова к независимости, для старта этого процесса не будет никаких препятствий, потому что у нее стабильный бюджет, работающие институты, подготовленные законы, которые ждут принятия».

Однако независимости РС ни в Сараево, ни на Западе не хотят. Да и внутри сербской общины Боснии обозначились разногласия. Зампредседателя Социал-демократической партии БиГ серб Воин Миятович написал Додику в «Фейсбуке» «Письмо бывшему председателю», где корил лидера боснийских сербов за «измену идеалам социал-демократии», отказ от «примирения народов» и потворство националистам и военным преступникам. Миятович заявил, что дни Додика в политике сочтены. А лидер основной оппозиционной Сербской демократической партии РС Мирко Шарович сравнил действия Додика с действиями Каддафи.

Лидеру боснийских сербов придётся биться со многими. И от того удержится ли Милорад Додик, зависит, станет ли  Республика Сербская декоративным приложением к проекту унитарной мусульманской Боснии.

Фото: REUTERS/Dado Ruvic

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.