header
Размер шрифта:
| 30.08.2009
2133 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Дело «Локерби». Механизм международного рэкета

Недавно, казалось бы, уже забытое дело «Локерби» вновь всколыхнуло мировую общественность. Отбывавший пожизненное тюремное заключение в Шотландии ливийский гражданин А.Б. аль-Меграхи был освобождён и вернулся на родину. Решение британских властей вызвало настоящую бурю. Президент США Б.Обама, госсекретарь Х.Клинтон, другие высшие должностные лица США выступили с резкими заявлениями. В самой Британии решение министра юстиции Шотландии также спровоцировало чуть ли не кризис власти: назначено заседание парламента, где оппозиция грозит поставить вопрос о доверии правительству.

Напомним суть дела. 21 декабря 1988 года, пролетая над шотландским городком Локерби, потерпел крушение самолёт американской авиакомпании PAN AM, в результате чего погибло 270 человек. США и Британия заявили, что крушение произошло в результате теракта, который был организован двумя ливийскими гражданами Али аль-Меграхи и Амином Фимахом и потребовали от Ливии их выдачи. Однако Ливия отказалась выдавать своих граждан и в свою очередь потребовала от США и Британии представления доказательств. Вместо доказательств власти США и Британии, используя своё положение в Совете Безопасности ООН, протащили резолюцию СБ, в которой отказ Ливии был квалифицирован в качестве «угрозы международному миру». Такая формулировка позволила принять против Ливии меры по главе VII Устава ООН, в частности санкции, которые были бы обязательны для всех стран мира. Ливия была поставлена перед ультиматумом: либо выдать двух подозреваемых, либо оказаться в жёсткой изоляции. Данное решение СБ ООН прямым образом нарушало нормы международного права, так как выдача граждан может осуществляться только на основе международного договора. В результате санкций Ливии был нанесён колоссальный экономический ущерб, и, в конце концов, она была вынуждена согласиться с выдачей своих граждан. Судили двух обвиняемых шотландские судьи, которые, однако, заседали на бывшей американской военной базе Цейст в Нидерландах. Данный судебный процесс занял особое место в истории международного права, ибо впервые в истории граждан одного государства судил суд иного государства на территории третьего государства. Данный суд признал аль-Меграхи виновным и приговорил его к пожизненному заключению, а Фимах был полностью оправдан и немедленно освобождён.

Однако сам по себе факт признания одного из обвиняемых виновным ничего не доказывает. Важно увидеть, какие именно доказательства были представлены обвинением и приняты судом. И вот здесь начинается весьма странная история, так как действительно убедительных доказательств на суде представлено не было. Показания свидетелей были расплывчатыми и неопределёнными, ряд свидетелей обвинения были признаны самим судом как лжецы (например, свидетели Э.Боллиер и А.Маджид). Многие свидетели выступали за ширмой и с искажением голоса. В самом конце процесса прокуратура признала, что у неё нет никаких доказательств и каких-либо объяснений того, как бомба оказалась в багажном отделении аэропорта, а затем на борту самолёта.

Главным «доказательством» против Меграхи были показания продавца магазина Тони Гаучи, у которого тот купил одежду, найденную в сумке с бомбой. Поразительно, но именно эти показания стали решающими для установления вины Меграхи во взрыве! Суд заявил, что «продажа одежды и нахождение её остатков в сумке с бомбой являются достаточным и убедительным доказательством вины аль-Меграхи».1 По оценке многих юристов, в том числе шотландских, если бы дело рассматривалось судом присяжных, обвинительный приговор на основании представленных доказательств был бы невозможен.2 Если внимательно проанализировать показания продавца, то мы увидим, что он не смог назвать ни даты совершения покупки, ни даже опознать обвиняемого. Следует отметить, что продавец Гаучи видел фотографии аль-Меграхи в течение нескольких лет по телевидению (ведь западные СМИ уже провозгласили того преступником), и опознание должно было превратиться в фарс, но произошло неожиданное: продавец заявил, что обвиняемый – это «не совсем тот человек», который был в его магазине. Ясно, что такое опознание не может служить доказательством. Кстати, фактически это признал и сам суд. В судебном решении говорится, что «опознание не было уверенным», но без объяснения причин суд тем не менее признал его «достоверным». Если при этом учесть, что шотландская система права обязывает судей установить вину любого обвиняемого «вне разумных сомнений», остаётся абсолютно неясным, каким образом показания «это не совсем тот человек» были признаны достаточными для того, чтобы засадить человека на всю жизнь в тюрьму. Однако данная неясность проясняет другое: причины осуждения аль-Меграхи лежали вне стен суда в Цейсте.

Действительно, полная и очевидная несостоятельность приговора суда была видна всем. За судебным процессом наблюдали пять специальных наблюдателей, назначенных Генеральным секретарём ООН. Один из них – профессор Инсбрукского университета Х.Кёхлер однозначно квалифицировал суд в качестве «несправедливого». (При этом следует иметь в виду, что данный термин является не философским, а чисто юридическим и закрепляется в целом ряде международных договоров). Реакция четырёх остальных наблюдателей в какой-то степени ещё более скандальна: они просто промолчали! Это молчание выглядит весьма тягостным, если учесть, что единственное публичное заявление одного из пяти наблюдателей не получило никакой реакции со стороны ООН и её генсека. Получается, что наблюдатели были назначены без какой-либо цели! Или наблюдатели просто не выполнили свою задачу? А ведь Ливия пыталась защищаться, в том числе с помощью международных механизмов. В марте 1992 года Ливия подала жалобы в Международный Суд ООН против США и Британии. Однако Суд рассматривал дело нарочито долго: на вынесение решения о том, что Суд имеет юрисдикцию рассматривать дело, ушло … шесть лет! И это понятно: ведь кроме собственно дела об экстрадиции, главному судебному органу ООН пришлось бы рассматривать такой вопрос, от которого можно было прийти в ужас, а именно: возможна ли судебная проверка законности решений самого Совета Безопасности ООН! Понятно, что эти шесть лет на самом деле ушли не столько на оценку юрисдикции, сколько на внутреннюю борьбу между различными фракциями в Международном Суде по решению именно этого принципиального вопроса! Надо сказать, что в то время в Международном Суде имелись силы, которые могли бы сыграть революционную роль в решении данного вопроса, в частности тогдашний президент Суда Мохамед Беджауи из Алжира. Кроме явной связи Алжир - Ливия, следует отметить ещё и то, что М.Беджауи является автором известной и весьма жёсткой книги о юридической бесконтрольности СБ ООН. Для того, чтобы избежать более тяжких последствий (судебная проверка решений СБ), США и Британия были вынуждены согласиться на компромисс, предложенный Ливией о проведении суда на территории нейтрального государства, хотя до этого США и Британия выдвигали ультиматум: суд может состояться только на их территории.

Причину осуждения Меграхи следует оценивать в контексте самого процесса. Нельзя забывать, что в отношении второго обвиняемого А.Фимаха не было представлено вообще никаких доказательств, и суд был вынужден оправдать его. В этих условиях становится понятным, что оправдание ещё и Меграхи привело бы к полному краху не только обвинения, но и дискредитации позиции США и Британии, а также позиции, занятой Советом Безопасности ООН: если оба ливийца невиновны, на каком основании СБ ООН мучил санкциями суверенное государство? Во-вторых, следует отметить, что защита двух ливийцев выдвинула свою версию совершения теракта. Она прямо указала на палестинского террориста Або Тальба, ранее осужденного за взрывы, совершённые им в Копенгагене и Амстердаме. Самое интересное заключается в том, что Або Тальб также был опознан и уже без сомнений тем же продавцом Т.Гаучи, у которого Тальб также покупал одежду! Более того, Або Тальб летел тем же самым самолётом, который и был взорван, однако вовремя вышел из него во время пересадки в Лондоне, то есть за несколько минут до взрыва! Поразительно, но эта версия не была признана судом в качестве убедительной, хотя вновь без указания причин такого её отклонения! Не менее странным является последующий отказ адвокатов от дальнейшего развития этой версии и отзыв практически всех свидетелей защиты.

Все странности этого дела становятся весьма объяснимыми и даже логичными, если не рассматривать его в качестве обычного уголовного дела, но понять, что дело «Локерби» является типичным случаем мирового рэкета. Достаточно вспомнить взрыв в берлинской ночной дискотеке в 1986 году и обвинения в них Ливии с последующими налётами на эту страну авиации США; бомбардировки фармацевтической фабрики в Судане; уничтожение иранского гражданского самолёта в иранском же воздушном пространстве (погибло более 290 человек, из которых более 60 были дети); обвинение Ирака во владении оружием массового поражения и последовавшую вооружённую агрессию; так называемый теракт 11 сентября 2001 года и бомбардировки обвинённого в его совершении Афганистана. Ни в одном из этих случаев не было представлено убедительного судебно установленного доказательства вины обвинённых.

Кстати, сразу же после взрыва самолёта над Локерби США обвинили в организации теракта Сирию. Однако после того, как Сирия поддержала военное вторжение США в Ирак в 1990 году, американцы сменили версию и обвинили уже Ливию. Не менее показательно и участие в деле некоего Абдулы Маджида, как утверждается, двойного агента разведки Ливии и ЦРУ. Суд отверг его показания, назвав их «больше похожими на шпионский детектив», однако без объяснения причин принял-таки одно и, пожалуй, самое важное утверждение Маджида о том, что аль-Меграхи являлся агентом спецслужб Ливии. И вновь мы сталкиваемся с неоправданными, но чётко просматривающимися действиями, необходимыми для поддержания статуса Ливии как «государства-изгоя». И Решение суда должно было стать поводом для дальнейшего давления на Ливию. По законам рэкета Ливии пришлось откупиться от санкций выплатой семьям жертв по 10 миллионов долларов каждой, всего – более полутора миллиардов долларов. Но главной ценой рэкетиров было, конечно же, выведение с мирового нефтяного рынка на более чем десятилетие самой Ливии.

Официальной причиной досрочного освобождения аль-Меграхи стало то, что, по заключению врачей, ему осталось жить около трёх месяцев. Однако есть веские основания считать эту причину если и верной, то не единственной и не главной. Несколько месяцев назад Шотландская комиссия по пересмотру уголовных дел сделала заявление, согласно которому «в деле аль-Меграхи, возможно, произошла ошибка». Сам Меграхи подготовил апелляцию, и она должна была рассматриваться в самое ближайшее время. И вот именно в этот момент, когда приговор должен был рухнуть, в дело вмешался «жалостливый» министр юстиции Шотландии и … освободил заключённого из сочувствия к его болезни. СМИ обильно обогащают сообщения об освобождении аль-Меграхи гневными заявлениями родственников погибших в авиакатастрофе, но почему-то забывают сообщать, что освобождение было проведено при условии отзыва Меграхи его апелляции! Для этого министру пришлось лично прибыть в тюрьму к Меграхи – случай воистину уникальный! Кстати, далеко не все родственники погибших над Локерби признали решение шотландского суда: ряд из них выразили одобрение освобождением ливийца, понимая, что он – такая же жертва теракта, как и их близкие.

Вопрос о том, кто является настоящим преступником, совершившим теракт над Локерби, всё ещё остаётся открытым. Однако упорное нежелание, казалось бы, самых заинтересованных сторон установить истину в этом деле наводит на мысль о том, что либо истина им не нужна, либо её установление может нанести им ущерб больший, чем сам теракт. История часто показывала, что для достижения своих глобальных политических целей власти США и Британии не гнушались лишать жизни не только миллионы представителей «диких» народов, но и собственных, «цивилизованных» граждан.


________________

Александр МЕЗЯЕВ – кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой международного права Академии управления (г. Казань)


1 См. текст решения суда на официальном сайте суда Шотландии: http://www.scotcourts.gov.uk/library/lockerbie/index.asp

2 Например, профессор уголовного права Р. Блэк (См.: Black R., Lockerbie: A Satisfactory Process But a Flawed Result, // Case Western Res Journal of International Law, Vol. 3. 2004. P.446.)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.