header
Сможет ли БРИКС смягчить кризис доллара?
"21366"
Размер шрифта:
| 20.04.2011 Экономика 
515 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Сможет ли БРИКС смягчить кризис доллара?

Существо стремительно меняющих планету событий весьма точно охарактеризовал бывший госсекретарь Дж. Бэйкер в беседе с политическим обозревателем CNN Фаридом Закария 10 апреля: «Нас не волнуют ни революции, ни войны, ни ядерное оружие. Главная проблема США – долговая бомба. Без сильного доллара мы станем соединенными штатами Греции». Думаю, список проблем, которые не волнуют США, можно и продолжить, включив в него права человека, демократию, свободу и прочие «фундаментальные» понятия. В какой-то степени это касается и терроризма.

Понижение рейтинга американских ГКО агентством S&P в минувший вторник – закономерное, хотя и сильно запоздавшее решение. Уже осеннее (2010) количественное расширение выпуска ГКО было вынужденным шагом ФРС в силу отсутствия у инвесторов интереса к казначейским облигациям. Другое дело, что агентство, возможно, сделало себе неплохую рекламу и сохранит какое-то влияние при неизбежном обновлении всей системы оценок в меняющемся мире международных финансов.

Укрепить доллар можно тремя основными способами. Первый – сокращение расходов и развитие экспорта (стандартная рекомендация МВФ). Можно добавить к этому замещение импорта. Второй способ – ослабление валют и экономических позиций стран-конкурентов. Третий – подведение под слабеющий доллар ресурсов других стран.

Работа давно ведётся по всем трём направлениям. На первом особых успехов пока не видно. На втором направлении достигнуты кое-какие результаты, если иметь в виду подрыв евро, иены, рубля и отчасти юаня – в разные годы. Экспорт токсичных банковских продуктов был, несомненно, достаточно эффективной диверсией Уолл-стрит – если иметь в виду последние годы. Говоря о более продолжительном отрезке времени и используя выражение Дж. Стиглица, можно заметить, что США фактически занимались «экспортом кризисов». Это продолжалось на протяжении всего тридцатилетнего периода «дерегулирования» (1). В последние полгода к этому списку прибавился экспорт инфляции и горячих денег. Третий способ укрепления доллара более чем ясно обозначен на Ближнем Востоке, а теперь и в Африке – Северной и Западной.

Упрекать США за подавление конкурентов, троцкистский экспорт революций, сеяние бессмысленных беспорядков, сдерживание социально-экономического развития и нарушение суверенитета других государств можно и нужно. Но не менее важно, понимая главную – долларовую – причину деструктивного поведения заблудшего гегемона, реалистично оценить возможности конструктивного взаимодействия с «империей добра» и её мягкого перевоспитания.

Сила стран БРИКС заключается поэтому не столько в их моральной правоте (чего она стоит в мире денег?), сколько в практических способностях постепенного и даже резкого сужения сферы использования американской валюты. С их предложениями по реформе международной финансовой системы придётся считаться и Соединённым Штатам – как Уолл-стрит, так и Вашингтону.

Для уяснения реального соотношения сил в мировой экономике меньше всего подходит сопоставление ВВП стран БРИКС и развитых стран по текущему валютному курсу. Полученный результат (около 18% мирового ВВП – столько же у США) можно, во-первых, умножить примерно на два – в КНР цены вдвое, а в Индии   примерно втрое ниже цен в США. Во-вторых, из американской доли вполне правомерно вычесть примерно треть – в стране, где 40% всей прибыли приходится на финансовый сектор, весьма вероятна его дальнейшая «усушка». Остаток (около 12%) – средневзвешенный показатель экспорта товаров и услуг из США. Больше-то они, пожалуй, и не стоят.

Свободный перелив денежных ресурсов в страны БРИКС сообразно уточнённым таким образом действительным экономическим потенциалам просто взорвёт существующую валютную систему. Странам БРИКС это не нужно, они по большей части не спешат утопить в лишнем финансовом жире зарубежного происхождения свои здоровые экономики. Помимо прочего опыт США, потерявших конкурентоспособность в промышленном производстве, служит ясным предостережением. Здесь виден парадокс финансовой глобализации: избирательно привлекая зарубежных инвесторов, вы фактически делаете их деньги ограниченно конвертируемыми. В результате повисают в воздухе и энергичные требования США (обращённые, главным образом, к Китаю) о «полной» конвертируемости юаня. Её фактически нет и у доллара.

Реформы в МВФ уже пошли по пути признания необходимости регулирования и ограничения притока горячих денег – соответствующий циркуляр вышел в начале месяца. Не следует исключать даже введения валютных ограничений в самих финансовых «цитаделях» – это всё-таки лучше суверенных дефолтов.

Очевидно, что копившееся годами обесценение доллара, выйдя на поверхность, не должно располагать к резким движениям. Валютно-финансовая сфера является областью, где куда уместнее консерватизм и терпение. Кризис доллара должен быть осмыслен в самих США. «Великое ограбление» американских налогоплательщиков в ходе спасения Уолл-стрит и национализации его долгов (сравнимое, по мнению Дж. Стиглица, с ельцинской приватизацией) – не единственный повод к этому. Растущее недовольство «финансомикой» в Европе, достижения осторожных банкиров и регуляторов в Азии постепенно формируют широкий консенсус по поводу актуальности продуманных и глубоких реформ мировой финансовой архитектуры. По мере же расширения валютно-финансового сотрудничества в БРИКС удельный вес интересов стран этой группы только возрастёт.

Ключ к выходу из кризиса доллара, по-видимому, лежит в сфере соотношения между реальным сектором и «финансомикой» в США. Было бы странно отказывать стране с мощными сырьевыми, людскими и технологическими ресурсами в способности выработать адекватную экономическую стратегию, осознав, что в мире произошли фундаментальные изменения. Возвращение денег из финансовой сферы (пока они там не сгорели) в реальное хозяйство вполне возможно. Вспоминается один сюжет из беспокойной жизни Гонконга в годы азиатского кризиса 1997-1998 годов. Тогда группа подразорившихся брокеров на остатки денег построила свиноферму и прекрасно заработала на поставках в систему общественного питания парного мяса.

Интересно: знают ли этот эпизод из жизни бывшей британской колонии строители международного финансового центра в Москве? И читают ли они Дж. Стиглица?

______________________

(1) Стиглиц Дж. Крутое пике: Америка и новый экономический порядок после глобального кризиса. М.: Эксмо, 2011.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.