header
Деятельность Европейского Суда по правам человека эффективной назвать сложно
"104543"
Размер шрифта:
| 06.02.2021 Политика 
1956
4.91
5
1
35
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.91
logo

Публичная и теневая деятельность органов международной юстиции

Чем занимался Европейский суд по правам человека в 2020 году

Начало 2021 года ознаменовалось помпезным выстрелом по России в Европейском суде по правам человека. Однако есть смысл подвести и общие итоги работы этого международного судебного учреждения.

2020 год стал важной вехой в той трансформации, которую переживают сегодня все органы так называемой международной юстиции. Трансформация выражается в двойной бухгалтерии, в распадении деятельности этих судов на публичную и теневую.

Сначала о публичной стороне. В 2020 году ЕСПЧ вынес 10 решений в составе Большой палаты, 381 решение в составе малых палат и 480 решений в составе «троек» (в составе мини-палат из трёх судей).

Основное внимание в 2020 году Европейский суд по правам человека уделял России. В её отношении было вынесено 185 решений. Практически по всем жалобам установлено нарушение (не выявлено нарушений всего в пяти делах). Далее идут Турция и Украина (97 и 86 решений соответственно).

Основное право, по которому ЕСПЧ обнаружил нарушения в 2020 году, – право на справедливый судебный процесс (этого касаются 287 решений ЕСПЧ). На втором месте – нарушение права на личную свободу (208 решений), на третьем – нарушение права на защиту от пыток и других видов жестокого обращения (194 решения), на четвёртом – нарушение права собственности (122 решения).

Существенно снизилось число установленных нарушений права на жизнь, которое в предыдущие годы всегда входило в первую пятёрку, а иногда и занимало первое/второе места. В 2020 году было установлено нарушение права на жизнь в 85 решениях ЕСПЧ. Это общая статистика для всех стран Совета Европы.

Для России статистика нарушения основных прав выглядит почти аналогично. На первом месте – нарушение права на личную свободу (82 решения), далее идут: справедливый суд (54), жестокое обращение (41), право на эффективное средство защиты (27), право на эффективное расследование нарушения права на жизнь (27), право на защиту частной и семейной жизни (24). В 2020 году ЕСПЧ активно формировал для России «европейское понимание» права на свободу выражения мнения (23) и права на собрания (23).

А теперь о теневой стороне… Абсолютное большинство жалоб, поступивших в ЕСПЧ, было признано неприемлемыми. Таковыми в 2020 году объявили 36 тысяч! При этом лишь 190 решений о неприемлемости было принято палатами судей, то есть коллегиально. По пяти тысячам решения были приняты в составе троек (фактически двоек, ибо решение принимается большинством голосов). А 31 тысяча жалоб была отклонена тем или иным судьёй единолично (фактически секретарём судьи). При этом судья не обязан мотивировать своё решение, и оно не может быть обжаловано!

На начало 2021 года в ЕСПЧ «зависли» ещё 62 тысячи жалоб. Можно не сомневаться, что они также будут выброшены в мусорные корзины безо всяких объяснений.

Итак, в деятельности ЕСПЧ наметилась тенденция к произвольному отклонению жалоб, с одной стороны, и к снижению требовательности к судье и его решениям – с другой. Официально нам говорят о перегруженности суда. Но реальная причина в том, что ЕСПЧ постепенно перестаёт выполнять функции по защите прав рядового человека и перестраивается на политические дела, вынесение решения по которым позволяет вторгаться в политические основы тех или иных государств. А какие это государства, ясно из статистики: основная часть жалоб поступает из Российской Федерации. Жалобы россиян и отбрасываются сегодня в ЕСПЧ без объяснений. Можно с уверенностью предположить, что в основном отбрасываются те жалобы, по которым, пожалуй, и стоило бы оказать помощь в защите прав наших граждан. Однако «легенда прикрытия» ЕСПЧ как защитника прав всех обиженных уже не нужна.

Россия, конечно, не единственное государство, над которым устанавливается тотальный наднациональный контроль (в случае с ЕСПЧ – высший судебный контроль). Это относится к любому государству, которое покусится на наднациональный правопорядок. Не случаен странный шаг с присоединением к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод... Европейского союза! Странность данного шага очевидна: во-первых, участниками конвенции являются государства, а не группы государств, во-вторых, все члены ЕС давно являются участниками этой конвенции! Однако тайный смысл у «странности» есть. Речь идёт о «захвате» Совета Европы (как международной организации) и Европейского суда по правам человека (как международного суда). Вхождение в Европейскую конвенцию по правам человека Евросоюза означает установление приоритета судебного права, созданного Судом ЕС, над правом, созданным ЕСПЧ! Ведь страны ЕС имеют свою правозащитную конвенцию. Внешне она не слишком отличается от конвенции Совета Европы, права там закреплены те же самые. А вот практика толкования и применения «тех же самых прав» Судом ЕС очень отличается от толкования и применения этих прав со стороны ЕСПЧ!

Следует отметить и такое новое направление в деятельности ЕСПЧ, как дача консультативных заключений. Такое право было даровано суду совсем недавно. Предыдущие консультативные заключения были «пробными». И вот в первый раз в 2020 году такое заключение по вопросам внутренней высшей власти запросил Конституционный суд Армении. Оно касается права бывшего президента страны на участие в новых выборах. Данное консультативное заключение важно само по себе, но за ним стоят гораздо более важные, скрытые цели. Сам запрос в ЕСПЧ (а также обращение в Венецианскую комиссию) не только создаёт прецедент утверждения данных органов в качестве наднациональных вообще, но и ставит их над высшими судебными органами государств-членов Совета Европы. Да ещё по вопросу о формировании высшей государственной власти!

Нет сомнений, что обращение Конституционного суда Армении в ЕСПЧ – это спецоперация по формированию новой иерархии в системе Совета Европы, направленная на создание прецедентного права, которое закрепит ЕСПЧ в качестве главного судебного органа стран-членов Совета Европы, имеющего приоритет не только перед обычными, но и перед конституционными судами этих стран.

Консультативное заключение ЕСПЧ 2020 года по Армении – это резкая активизация процесса жёсткой перестройки судебной иерархии и прямая заявка на наднациональный характер  Совета Европы.

При этом следует признать, что отношение российского Конституционного суда к ЕСПЧ в 2020 году во многом определило форсирование Советом Европы и его судом процесса создания новой иерархии.

Обращение КС Армении в ЕСПЧ – лишь первый шаг к такой перестройке, но замысел следует уловить уже сейчас, чтобы верно на него реагировать.

2020 год стал вехой в процессе превращения ЕСПЧ в суд наднациональный. Суть процесса ясна, он носит объективный характер и является отражением общих тенденций становления глобального управления.

Новый дивный мир «инклюзивного капитализма» потребует новых институтов. Основной уловкой при их появлении станет мимикрия: названия останутся старыми, но содержание будет коренным образом изменено…

Заглавное фото: dan-news.info

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.