header
Украинская диаспора в поисках денег и смысла жизни (V)
"20328"
Размер шрифта:
| 16.10.2010
803 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Украинская диаспора в поисках денег и смысла жизни (V)

Часть I

Часть II

Часть III

Часть IV

Нет в жизни счастья. Наверное, так, сидя ”в изгнании” в Варшаве, восприняло эмигрантское ”украинское правительство” смену приоритетов в польской политике в 1934 году. После подписания Польшей договора о ненападении с Германией и отклонения ею аналогичного предложения со стороны Москвы Варшава и Лондон начали лелеять надежду на то, что им удастся не только натравить немцев на СССР, но и  заранее договориться о дележе шкуры "русского медведя", как это вскоре получится в истории с разделом Чехословакии [1]. Польская шляхта, хоть и гоноровая, но сообразила, что ей лучше потаскать каштаны из огня  будущей войны руками истинных арийцев, чем ждать развала СССР "прометейцами" в неопределенном будущем. А потому будет справедливо, если эти же руки возьмут на себя и прокорм "прометейского движения", которое Польша заботливо взрастила и надеялась сохранить над ним хотя бы символический контроль, сдавая его в аренду немцам  (Лига "Прометей" в Варшаве просуществовала до начала Второй мировой войны).

Но петлюровцев такой поворот событий совсем не радовал: разведка Германии в их услугах уже не нуждалась.  Немцы с готовностью взяли под свое крыло кавказцев, крымских татар, тюрок и прочих "прометейцев", а украинскими поначалу побрезговали. У Германии уже давно, с начала 20-х годов, были на содержании собственные проверенные в деле кадры – Украинская военная организация (УВО) Евгения Коновальца, которая в 1929 году объединилась с тремя небольшими молодежными организациями в Организацию украинских националистов (ОУН).

Кроме надежности, ОУН привлекала нацистов и тождественностью своей идеологии с идеологией фашистов. Строго говоря, Коновалец не был националистом. В современных терминах он был сепаратистом, то есть сторонником выделения украинских ”этнических” территорий из России и Польши и создания государства Украина. Идеологом ОУН был его первый заместитель Николай Сциборский, организатор и глава Легии украинских националистов, ставшей "соучредителем" ОУН. 

Николай Сциборский

Сциборский по всем признакам, да простит меня Господь, принадлежал к тому типу деятелей, которых сейчас на Украине хоть пруд пруди. Это так называемые акцентуированные личности, то есть здоровые люди, но, по классификации психиатрии, стоящие близко к границе между нормой и патологией. Чаще всего, как и Сциборский, они почему-то выходцы из технической интеллигенции, ударившиеся в социальное моделирование. Хобби таких личностей (а по их мнению – призвание, миссия) – разработка оторванных от реалий концепций архитектоники общественных отношений  с построением графиков, пирамид, чертежей социального и государственного устройства. Они носятся со своими идеями, как баба с торбой, и предлагают их для реализации разным государственным ведомствам и  политическим партиям, независимо от того, что из себя эти партии представляют. И некоторые берут на вооружение их идеи просто потому, что нужна же хоть какая-нибудь "идейная" подкладка под партийный бизнес-проект. Потому-то с ужасом представляешь себе, что творчество этих  акцентуированных личностей когда-нибудь вдруг окажется ”классикой” украинской общественной мысли, как это произошло с культовой для националистов брошюрой Сциборского ”Нациократия”.

Нечто такое случилось и в отношениях Евгения Коновальца, с этим идеологом украинского фашизма. Работа УВО на Германию исключала сотрудничество Коновальца с петлюровским ”правительством”, которое действовало в интересах Польши и Великобритании. Для усиления своего влияния в эмиграции Коновальцу необходима была идея, которая выделяла бы его из толпы суетливых партийных лидеров УНР. И такую удобную для себя, объединительную для эмиграции и одновременно противостоящую украинским партиям за кордоном идею он нашел у Сциборского, только что закончившего университет в Праге и создавшего там небольшую организацию украинских студентов.

Сциборский, ничтоже сумняшеся, перенес взгляды социальных дарвинистов на отношения между нациями и  пришел к выводу, что не индивидуум, не общество в целом, не политические классы, а ”нация – превыше всего”, а потому необходим ”режим национальной  диктатуры”, который ”отбрасывает лидирующее участие политических партий с их узкими интересами”. Подразумевая лидеров УНР, он писал, что ”старая ”элита” …стала средством уничтожения [украинской нации] во вражеских руках”, а поскольку ”толпа” не способна к социальному творчеству, то нужна новая  национальная элита ”подобранная на основе качества”, которая станет ”мозгом, нервом, душой и руководством большинства”, и в этом ”правильным есть взгляд фашизма”. А главой государства будет ”Вождь Нации, лучший из ее сынов… который будет держать в руках власть Государства”. Не обходил Сциборский своим вниманием и имперские тенденции фашизма, утверждая, что ”национально-государственный империализм – это неминуемое проявление истории. Он действует постоянно, без оглядки на внутренние политические устройства государственных наций, которые соревнуются между собой за противоположные интересы” [2].

Эти идеи Сциборский и изложит в 1935 году в своей брошюре, а затем положит их в основу проекта "конституции независимой Украины", написанной им по поручению главы ОУН в преддверии нападения Германии на СССР. И, что интересно, многие с его взглядами согласны и сейчас.

В чем, собственно, привлекательность идей украинского нацизма, как, впрочем, и любого национализма? В их примитивности. ”Подобранная на основе качества”, элита с ”лучшим из ее сынов” во главе решит все проблемы, если будет опираться на интересы нации в целом, не обращая внимания на интересы личности, как у либералов, или политического класса, как у марксистов.  Думать не надо. Надо подчиняться. ”Ведущая элита творит и приказывает; массы исполняют и повинуются” [3]. Эту формулу фашизма Сциборский одобряет.

Для Коновальца идеология фашизма в украинском варианте была удачной находкой. Она не только давала понять эмигрантам, чем УВО-ОУН перспективней петлюровского ”правительства” и ”трудовой монархии” Скоропадского, но и обеспечивала взаимопонимание с нацистскими работодателями. В организаторском чутье Коновальцу не откажешь. Но в создании ОУН есть еще один примечательный момент.

Не хочется гадить в душу тем украинцам, для которых первый глава ОУН Коновалец - из разряда святых великомучеников, но, сказать по правде, не он был в то время главным действующим лицом ”национально-освободительной борьбы” украинской эмиграции в Германии. В истории есть масса примеров, когда за формальным лидером государства, партии или движения скрывается малоприметная фигура, ”серый кардинал”, который и сделал этого человека ”лидером”, причем в собственных интересах. Для Коновальца таким ”серым кардиналом” был почему-то теперь подзабытый или умышленно замалчиваемый Рико (Рихард) Ярый, венгерский еврей, ни с того ни с сего вдруг вспомнивший, что в 17 веке один из его предков был якобы украинским козаком, воевавшим в Австрии против турок. Такие временные прозрения у евреев, попавших в чужую, враждебную среду, бывают. У Рико оно закрепилось надолго, поскольку давало неплохую материальную прибыль, несмотря на слабое владение украинским языком, которое он так и не преодолел до конца своей жизни.


Рико Ярый (слева) и Евгений Коновалец. 30-е годы.

 

Благодарные потомки теперь уже вряд ли смогут когда-либо узнать, кем был Рихард Ярый в действительности и был ли он действительно Рихардом Ярым,  украинцем или евреем по крови, националистом или ”красным командиром” по духу (и такой этап был в его жизни). В картотеке IV отдела гестапо есть запись, гласящая, что этот человек подозревается в шпионаже, а контрразведка (СД) пыталась проверить его официальную биографию, поскольку были причины считать, что он агент-нелегал и работает на Коминтерн. Однако даже скрупулезным немцам внести полную ясность в этот вопрос не удалось [4].

Тем не менее именно Рико Ярый, завсегдатай митингов нацистской партии в догитлеровской Германии, вывел Коновальца на руководство фашистской военной разведки и стал связующим звеном между ним и адмиралом Канарисом, а также в целом между ОУН и Абвером, взяв под свой контроль все финансовые потоки в рамках ”освободительной борьбы” УВО-ОУН. И это икается оуновцам аж по сей день (ниже станет ясно почему).

Не хочу ни на что намекать или кого-нибудь обидеть. Даже не уговаривайте. Просто, мне кажется, пока разведки играют в свои шпионские игры, политики порой принимают такие решения, что у разведчиков от этого волосы дыбом встают. Так, например, ЦРУ создавало ХАМАС для подрыва влияния просоветской Организации освобождения Палестины, а получило радикалов-исламистов в секторе Газы. Или еще пример: то же ЦРУ и РУМО создали Аль Каиду против Советов в Афганистане, а получили Апокалипсис-9/11 у себя дома. В Киеве же говорят [5], что это КГБ создавало Народный Рух Украины из своих агентов для оперативной игры с эмигрантскими националистическими центрами, а получилось вон что… Впрочем, я отвлекся.

УВО появилась на свет в 1920 году не столько как украинская ”освободительная армия”, сколько как бизнес-проект оставшихся за кордоном без работы офицеров Украинской Галицкой армии и армии УНР. Бывшим военным нечего было продавать, кроме своих фронтовых навыков и связей, оставшихся на украинских землях Польши и СССР. К польской кормушке, оккупированной петлюровцами, большинство из них уже пробиться не могло (дружба дружбой, а денежки врозь), а потому резонно было предложить свои услуги тем, кто не меньше поляков был заинтересован в наличии у ”патриотов Украины” широких разведывательных возможностей. Такими потенциальными работодателями были Германия, Литва и Советская Россия, причем все они по отдельности работали друг против друга и вместе – против Польши. Вариант беспроигрышный.  

Этим, видимо, и объясняется тот факт, что упомянутая ранее резидент УВО во Львове Ольга Басараб (двоюродная сестра Коновальца) направляла разведывательную информацию по Польше в два адреса: и немцам, и Советам. Косвенно о работе УВО "на два фронта” свидетельствует и то, что в Советской Украине эта организация себя почти не проявляла, но вот против поляков ее использовали по полной программе (убийства видных политиков, диверсии, террор по отношению к рядовым чиновникам и т.д.). Вряд ли советская разведка была способна подвигнуть Коновальца на такие акции, но она, конечно же, способствовала их проведению через своих агентов в окружении главы УВО, потому что панская Польша тогда считалась основной потенциальной военной угрозой для СССР. К тому же следует учесть, что большинство громких акций проводились по инициативе "молодой поросли", Бандеры и Шухевича, которые при моральной поддержке Рико Ярого так старались понравиться немцам, что позволяли себе игнорировать мнение Коновальца, который не исключал в будущем сотрудничество УВО и с англичанами, и с поляками и даже пытался установить с ними деловой контакт. Деньги не пахнут.

Немцы же использовали украинских националистов не только по Польше, но и в других специальных операциях, которые никак не были связаны с интересами ”украинского освободительного движения”, но зато препятствовали созданию антифашистского союза европейских государств. В частности, как рассказал внедренному в ОУН советскому разведчику Павлу Судоплатову Евгений Коновалец, его организация имела отношение к убийству в Марселе югославского короля Александра и министра иностранных дел Франции Луи Барту хорватскими националистами в 1934 году [6]. Не случись этого, возможно, не было бы и Второй мировой войны, поскольку оба деятеля были сторонниками создания в Европе антигитлеровской коалиции с участием СССР.

Литовская разведка тоже платила УВО за информацию по Польше, но не отличалась при этом  обязательностью. Так, глава разведреферата УВО Осип Думин писал в своем дневнике: ”Я заявил полковнику… что если он не получит от майора Ужулиса обещанных денег, то мы перестанем высылать ему разведывательный материал. …Наверное, нигде в мире нет того, чтобы кто-то кому-то предоставлял разведывательный материал в долг. А Ужулис все-таки получил от нас, но оценить этого не может”[7].

Немцы, конечно же, были более пунктуальными. Из дневника того же Думина за 1925 год: ”От начальников наших разведывательных резидентур в Варшаве и Кракове пришли письма. Пишут все о том же: «…присылайте деньги, надо больше денег, денег совсем нет». Это просто бессовестно. Материалов не присылают никаких, отчетов нет, а деньги требуют без конца… Пришел Рик [Рихард Ярый] и широким жестом передал мне выданный министерством для разведреферата резервный фонд в сумме 2 тысяч марок, а также деньги на разную военную литературу. Настроение в нашей компании сразу поднялось… ” [8].

В общем, обычные душевные терзания шпиона на бригадном подряде, а потому ОУН старалась угодить нацистам изо всех сил. Но внутри организации уже назревал раскол.

В Европе вновь запахло войной, а значит для кого-то – и большими деньгами. Немцы на подготовку не поскупятся. К тому же появился шанс, что в случае победы Германии над СССР Украину "освободят" от большевиков и тогда власть над украинским народом из рук нацистов получит тот из эмигрантских лидеров, кто внесет наибольший вклад в эту победу. Так мечталось.

Советская разведка знала о противоречиях в ОУН, но, судя по воспоминаниям Судоплатова, ускорять развал организации, убив Коновальца (1938 г.), не планировала. Решение принимал непосредственно Сталин, не подозревая, что тем самым развязывает руки психопату Бандере [9]. Вероятно, такое решение было связано с тем, что незадолго до этого Абвер дал указание переориентировать ОУН с Польши на подрывную деятельность в СССР.

Николай Мельник

Как и рассчитывали в Москве, Коновальца на посту главы ОУН сменил его родственник, ”умеренный националист” Андрей Мельник, управляющий имениями митрополита Шептицкого. Первым делом новый ”провідник”, естественно, попытался взять под свой контроль финансы и связь ОУН с высшим немецким командованием, и тут выяснилось, что все это узурпировано правой рукой Коновальца, Рихардом Ярым, который отказываться от своего привилегированного положения в организации не собирался. В этом его поддержало руководство Абвера и Гестапо, офицером которого он стал в 1934 году.

Поскольку Ярого ранее неоднократно обвиняли в том, что не все немецкие деньги, а также собранные эмигрантами в США и Канаде для ОУН средства используются по назначению, а Коновалец не позволял организовать официальную проверку этих заявлений, ”на протяжении 1938-1939 года Мельник неоднократно добивался от Ярого представить, наконец, финансовый отчет, но Ярый, как и раньше, под разными предлогами уклонялся от этого… Нападение Германии на Польшу отложило развязку этого конфликта” [10], но ”финансист” ОУН понимал, что долго так продолжаться не может. Поэтому он приложил максимум усилий, чтобы спровоцировать конфликт между "старым” и ”новым” поколениями оуновцев, а также обеспечить покровительство последним со стороны Абвера.  Можно предполагать, что именно Ярый с помощью немцев организовал побег Бандеры из польской тюрьмы и обеспечил после нападения Германии на Польшу концентрацию его сторонников в одном месте и их финансирование Абвером. Ярый всячески подогревал оппозиционные настроения Бандеры и его группы, обещая свою поддержку, в том числе финансовую, а Бандера, в свою очередь, требовал от Мельника изгнания из организации противников Ярого, обвиняя их в бездеятельности на ниве патриотизма. Раскол ОУН фактически стал неизбежным.

   

 Степан Бандера, "юноша бледный со взором горящим"

 

 

В феврале 1940 года Бандера и его группа создают Революционный Провод ОУН и объявляют Мельника низложенным. Тот в ответ собирает трибунал и исключает бунтовщиков из ОУН. Так образуются две Организации украинских националистов – ОУН (бандеровцев) и ОУН (мельниковцев), причем с началом войны принципиальный Бандера, не стесняясь, начинает просто ”мочить” обидевших Ярого членов руководства ОУН(м), в число которых попал и упомянутый ранее Николай Сциборский. Он стал жертвой собственной идеи о ”Вожде нации”, которым Степан Бандера видел только себя. Немцам не скоро и с трудом удалось ввести конфликт в рамки приличия, но не исключено, что именно "беспредел" Бандеры удержал нацистов от того, чтобы дать согласие на создание украинского государства под протекторатом фашистской Германии [11].

Тем не менее нацистам нужны были наемники всех мастей, тем более что и мельниковцы, и бандеровцы из кожи вон лезли, чтобы выслужиться и сформировать на оккупированных территориях ”украинское правительство” без эпитета ”в изгнании”.Фашисты благосклонно принимали помощь  ”походных групп” и ОУН(б), и ОУН(м), и бандеровских батальонов ”Роланд” и ”Нахтигаль”, и мельниковской дивизии СС ”Галичина”, как позже и "партизан" бандеровской УПА, воевавших против советских партизан и действовавших в тылу Красной армии, гнавшей фашистов обратно, на запад. А потому в Белоруссии с интересом наблюдают за развернувшейся на Украине дискуссией о необходимости признать воинов ОУН-УПА воюющей стороной во Второй мировой войне. А почему бы и нет? Кем же еще были эти фашистские прихвостни? Конечно же, они были ”воюющей стороной” на стороне Гитлера. Только вряд ли наши бывшие союзники - США, Канада, Великобритания - согласятся на новый Нюрнбергский процесс. Слишком уж много оуновцев они у себя приютили. А пока идет такая дискуссия,белорусы, не забыв о заживо сожженных украинскими националистами детях Хатыни, ждут, когда же президент Виктор Янукович, не прикрываясь сомнительными по компетенции решениями Донецкого областного суда, заявит собственную гражданскую позицию и отменит своим указом указ Ющенко о присвоении Бандере и Шухевичу звания "Герой Украины". Неужто боится обидеть современных украинских нацистов? Или разделяет мнение своего предшественника о роли Бандеры и Шухевича в истории? Не хотелось бы.

(Продолжение следует)

Примечания:

1. Из дневника начальника разведки Украинской военной организации (УВО) О.Думина. Запись о беседе Коновальца и гетмана Скоропадского (1925 г.) ”Гетман сказал, что в украинских делах немцы не сделают ничего, не посоветовавшись предварительно с англичанами. … Очень возможно, что украинский вопрос связан с английским планом окружения СССР и украинцы станут одним из тех таранов, которыми должны бить кремлевские стены. … Петлюра был в Англии и имел в английском МИД какие-то важные разговоры”. http://lj.rossia.org/users/docent/2009/07/07/

2. Все цитаты из Н.Сциборский. Нациократия. http://ukrlife.org/main/evshan/natiocracy.htm

3. Там же.

4. См. Биографии: Рихард Ярый, http://vladko2008.livejournal.com/1080.html

5. См. например, Я.Кендзер, интервью. В КГБ у Тарасюка была кличка ”Волынский”. http://gazeta.ua/index.php?id=281414⟨=ru или А.Стерн. Пепел Гонгадзе. http://www.stern.jazichnik.com/index.php?look=1200548207

6. Судоплатов П. А. Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930-1950 гг. Цит. по  Спогади вбивці. http://oun-upa.org.ua/articles/sudoplatow.html.

7. Из ранней истории УВО. http://lj.rossia.org/users/docent/2009/07/07/

8. Там же.

9. ”Еще четырнадцатилетним Степан, узнав о пытках поляками Ольги Басараб - члена УВО, применил их к себе: загонял под ногти иголки, бичевал свои плечи военным ремнем с металлической пряжкой, зажимал до крови пальцы, вложив их между дверью и косяком, припекал руки стеклом нефтяной лампы и даже ел с пола разлитый суп, приговаривая: ”Ешь, Степан, потому что, может, и такой суп тебе еще придется есть”. См. Посівнич Микола. Життя, присвячене свободі // Дзвін. – 2009. – N1. – С. 74-98. Цит. по І.Фаріон. Степан Бандера – практик, теоретик, містик націоналістичного руху.http://www.hurtom.com/culture/booksother/5796-rina-faron-stepan-bandera-praktik.html

10. См. Биографии: Рихард Ярый, http://vladko2008.livejournal.com/1080.html

11. См. Кость Бондаренко. Бандера – не герой, Бандера – миф!. ”Левый берег”, 27.01.2010, http://lb.ua/news/2010/01/27/22214_Bandera-ne_geroy_Bandera-mi.html

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.