header
Беспорядки в Басре нна юге Ирака нарастают
Размер шрифта:
| 05.09.2018 Политика 
1502
5
5
1
6
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

В Басре играют со спичками

К обострению обстановки на юге Ирака

Мы договорились о том, что не договоримся.

Арабская поговорка.

Со времени проведения парламентских выборов в Ираке прошло почти четыре месяца, но страна до сих пор не имеет дееспособного правительства. Высшая независимая избирательная комиссия 9 августа объявила окончательные результаты ручного пересчёта голосов, и Верховный суд их утвердил. Среди главных формальных выгодоприобретателей – альянс «Саирун» Муктады ас-Садра (54 мандата), проиранская коалиции «Фатх» Хади аль-Амери (47 мест) и блок «Победа» премьер-министра Хейдара аль-Абади (42). Однако ни одна из этих группировок не получила парламентского большинства, не удалось им и сформировать альянс; напротив, обозначилась неспособность этих сил договориться.

Муктада ас-Садр заявил, что уйдёт в оппозицию, если выдвинутые им условия создания нового правительства будут отвергнуты. Он призвал всех присоединиться к новой коалиции «Сохранение нации» (под его руководством) и в ультимативной форме подчеркнул: «Если условия не будут выполнены, я не приму участия в вашем сектантском правительстве». Ас-Садр дал 15 суток на выполнение его требований. Требования (40 условий) были изначально неприемлемы. Впрочем, вскоре про ультиматум ас-Садра забыли, поскольку Хейдар аль-Абади вступил в открытую конфронтацию с Ираном. Обстановка обострилась до предела.

Затянувшаяся неопределённость вынудила основные внешние силы, действующие на иракской арене, – США и Иран – резко активизировать усилия по укреплению своих позиций в Ираке. Премьер аль-Абади вновь оказался в положении эквилибриста, но американское давление нарастало. 7 августа премьер объявил, что Ирак «неохотно», но будет соблюдать санкции США против Исламской Республики Иран. Ответ Тегерана был мгновенным – там заявили о невозможности принять аль-Абади с визитом, который был ранее согласован и должен был состояться через несколько дней. Поездку иракского премьера в Иран назвали «несвоевременной и утратившей актуальность». 

Напряжённость нарастала, подобно лавине. Депутат парламента Ирана Махмуд Салеги напомнил, что «правительство Ирака, согласно резолюции ООН № 598, должно выплатить 1,1 млрд. долл. США в качестве компенсации за прямые убытки», причинённые в ходе ирано-иракской войны (1980-1988). В ответ бывший депутат парламента Ирака Фаик Шейх Али потребовал от Тегерана выплаты компенсации в размере 22 млрд долл. «за отправку в Ирак боевиков «Исламского государства». Накал страстей достиг такой точки, что аль-Абади был вынужден выступить с разъяснением: по его словам, Багдад ограничится лишь отказом от использования американского доллара в сделках с Тегераном. 26 августа президент Ирака Фуад Масум попытался дезавуировать заявление аль-Абади и заявил, что его страна не будет соблюдать санкции США против Ирана, отметив, что премьер поспешил с заявлением о позиции Ирака в этом вопросе.

Ранее на такую пикировку между президентом и премьером никто бы не обратил внимания – президент в Ираке выполняет в основном представительские функции. Причём в последнее время в иракском обществе несколько раз разгоралась дискуссия о целесообразности резервирования поста главы государства за курдами (в 2003 году оккупационная администрация П. Бремера ввела порядок ливанского образца: спикером парламента может быть только араб-суннит, премьер-министром – араб-шиит, а президентом – курд).

Сомнения в целесообразности сохранения поста президента за курдами многие сначала списали на последствия конфликта между Эрбилем и Багдадом, но в августе видный деятель шиитского «народного ополчения», известный полевой командир и лидер радикальной вооружённой группировки «Асаиб Ахль ал-Хак» Кейс аль-Хазали призвал изменить парламентскую систему Ирака на президентскую. В Вашингтоне это расценили как попытку слома установленной в Ираке системы власти и прямую угрозу интересам США. Спецпредставитель президента США Бретт Макгерк в августе дважды посетил Ирак, причём в руководстве партии «Даава» («Исламский призыв») признали, что Вашингтон наращивает давление с целью сохранить статус-кво и продлить пребывание Хейдара аль-Абади в роли премьер-министра: «Соединённые Штаты заинтересованы в премьер-министре, который является их другом и врагом Ирана». Сами Аскари, советник лидера партии Нури аль-Малики (Х. аль-Абади является членом её руководства) пояснил, что позиция Вашингтона в этом вопросе состоит в том, чтобы не допустить на должность главы правительства проиранских деятелей, особенно из коалиции «Фатх».

Можно лишь догадываться, какой силы давлению подвергся Х. аль-Абади со стороны американцев. Обращает на себя внимание смена главы миссии ООН в Ираке – новым спецпредставителем назначена Жанин Хеннис-Пласшерт, которая с 2012 по 2017 год была министром обороны Нидерландов. Вероятно, не обошлось и без усилий иных стран, крайне заинтересованных в ослаблении иранского влияния, – Израиля и Саудовской Аравии. Как бы там ни было, 30 августа иракский премьер объявил о смещении главы «народного ополчения» Фалеха Файяза и переподчинении всех шиитских вооружённых формирований непосредственно Верховному главнокомандующему, то есть лично ему. 

3 сентября состоялось первое заседание парламента нового созыва. Там торжественно объявили о формировании очередного альянса в составе 177 законодателей из числа представителей «Саирун», блоков «Победы» и «аль-Ватания» (лидер – бывший премьер Айяд Алляви), а также дюжины мелких движений. На открытии сессии выступил Хейдар аль-Абади, пожелавший собравшимся новых успехов на пути строительства свободного, демократического и процветающего Ирака. Часть законодателей встретили эти слова овациями, другие отказались продолжать участие в сессии, в их числе были депутаты от курдских «Демократической партии Курдистана» и «Патриотического союза Курдистана». Охрана премьера не позволила сделать заявление для прессы лидеру блока «Фатх» Хади аль-Амери, который занял второе место по итогам выборов и пользуется особым расположением Тегерана. 

Иран пока воздерживается от расширенных комментариев, но его реакция последует – в этом нет никаких сомнений. 

Слабая власть – одно из непременных условий, способствующих активизации антиправительственных сил. В августе террористические акты были отмечены в провинциях Багдад, Анбар, Нейнава, Дияла, Салах эд-Дин и Киркук. Погибли свыше 400 гражданских лиц. Всего с начала года в результате вооружённого насилия убиты более 2300 мирных жителей, о количестве потерь среди военнослужащих, сотрудников МВД и «ополченцев» не сообщается.

Главным фактором, способствующим нарастанию дестабилизации, является неспособность Багдада улучшить жизнь населения, предоставить минимально необходимый набор жизненно важных услуг, обеспечить питьевой водой, электричеством, работой. Демонстранты требуют привлечь к ответственности тех, кто разворовывает казну, и относиться к гражданам страны, как к людям. Огромное количество жителей богатейшей страны влекут жалкое существование, и терпению людей приходит конец – массовые демонстрации протеста продолжаются четвёртый месяц. 

Особенно драматично развиваются события в южной провинции Басра, где находятся богатейшие нефтяные месторождения. Местные жители предприняли попытки блокады нефтяных полей и погранпереходов с Ираном и Кувейтом, чтобы привлечь внимание властей к своим проблемам, а проблемы там очень серьёзные. Так, с 12 августа в местные больницы с признаками отравления загрязнённой водопроводной водой обратились более 17 тыс. человек, появилась угроза вспышки эпидемии холеры. Губернатор Басры Асаад аль-Идани заявил, что власти обязали зарубежные нефтяные компании, работающие в провинции, оказать помощь с опреснением и фильтрацией воды для местных жителей, а на восстановление системы водопровода в Басре (город с населением свыше 3 млн человек) правительство обещало выделить около 17 млн долл. и призвало граждан проявить понимание, выдержку и терпение.

По распоряжению Х. аль-Абади в Басру прибыли значительные силы спецназа, получившие приказ не церемониться при «восстановлении конституционного порядка». Число убитых и раненых пошло вверх, но протесты нарастают, принимая ожесточённый характер. 3 сентября демонстранты заблокировали дороги в стратегически важном районе Шатт-эль-Араб и подожгли дом мэра. 4 сентября была атакована резиденция губернатора Басры – демонстранты ворвались в здание, разгромили его, затем подожгли. По данным местных СМИ, при разгоне толпы по меньшей мере 5 человек были убиты, более 30 получили ранения. 

Оперативное командование «Басра» объявило о введении комендантского часа и ужесточении мер безопасности: на улицы выведены усиленные армейские патрули, выставлены дополнительные блокпосты, досматривается весь транспорт. Только ситуацию с водоснабжением, энергообеспечением и безработицей такие меры не улучшат. Новые протесты неминуемы. Лучше не гадать, к чему они могут привести. Политику сравнивают с шахматами, где просчитываются действия на много ходов вперед, но в Ираке политику уместно сравнить с пасьянсом – как карта ляжет.

Фото: Twitter

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.