header
Конституционный суд Германии
"90989"
Размер шрифта:
| 25.07.2020 Мнение эксперта 
8971
5
5
1
20
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

О беспрецедентном постановлении Конституционного суда Германии

За кем останется последнее слово?

Европейский союз был задуман как определённый сдерживающий механизм, который не позволит Германии проявлять собственную инициативу во внешней и общеевропейской политике. Однако события последних недель показывают, что в вопросах внешней политики  и внешней экономической политики Берлин становится всё более самостоятелен.

5 мая 2020 г. Конституционный суд Германии издал беспрецедентное постановление, которое оспаривает авторитет Европейского центрального банка (ЕЦБ) и Европейского суда.

Конституционный суд Германии (Bundesverfassungsgericht, BVerfG), заседающий в Карлсруэ, постановил, что практика покупки ЕЦ огромных объёмов государственных облигаций («количественные смягчения») является незаконной в соответствии с законодательством Германии, поскольку ни правительство Германии, ни парламент Германии не подписывали решения по таким покупкам.

Европейский центральный банк приобрёл государственный долг на сумму 2,7 трлн евро (3,2 трлн долларов) в целях стабилизации еврозоны во время европейского кризиса, когда он запустил программу стимулирования, известную как программу закупок в государственном секторе. ЕЦБ утверждает, что крупномасштабные покупки государственных облигаций являются денежным стимулом, необходимым для оживления экономики еврозоны. Критики, наоборот, считают, что покупки облигаций наводнили рынки дешёвыми деньгами и стимулировали чрезмерные расходы правительств, особенно в обременённой долгами Южной Европе.

В постановлении Конституционного суда Германии (постановление занимает 110 страниц) указываетсячто ЕЦБ не смог оправдать массовые покупки облигаций и эти покупки не соответствуют «принципу соразмерности», зафиксированному в статье 5 Договора Европейского союза. Принцип соразмерности предусматривает, что действия ЕС должны ограничиваться тем, что необходимо для достижения цели и регулирует осуществление полномочий, предоставленных государствами-членами Европейскому союзу.

Конституционный суд Германии обязал Центральный банк Германии прекратить участие в программе покупки облигаций, если ЕЦБ не докажет в течение трёх месяцев (к 5 августу 2020 года) «соразмерность» своих действий. Без участия Германии программа может провалиться.

Немецкий суд обвинил также Европейский суд в «превышении своего судебного мандата». В декабре 2018 года Европейский суд вынес решение в пользу программы покупки облигаций ЕЦБ. Судьи в Карлсруэ заявили, что решение Европейского суда является ultra vires (выходит за рамки полномочий) и, следовательно, не является обязательным.

Решение Конституционного суда Германии, совпавшее по времени с распространением коронавируса, создало чрезвычайную юридическую неопределённость в момент, когда Европа уже испытывала серьёзные экономические удары. Италия и Испания, например, пострадали от эпидемии больше других европейских стран и больше других зависят от поддержки ЕЦБ. Экономисты предупреждают, что, если Европейский центральный банк прекратит закупку государственных облигаций, это толкнёт Италию и Испанию к дефолту и может привести к распаду еврозоны.

Постановление Конституционного суда Германии в Карлсруэ от 5 мая 2020 года открывает новую фазу обострённых дебатов о разделении компетенций и о соотношении национального и наднационального уровней управления в Европе.

Председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен высказалась категорически. Она заявила, что Германия не имеет законного права оспаривать решения органов Евросоюза, и пригрозила судебным иском: «Европейская комиссия придерживается трех основных принципов: то, что денежно-кредитная политика является вопросом исключительной компетенции ЕС; то, что законодательство ЕС имеет приоритет над национальным законодательством, и то, что решения Европейского суда являются обязательными для всех национальных судов... Последнее слово в законодательстве ЕС всегда говорят в Люксембурге. И больше нигде...»

Глава ЕЦБ Кристина Лагард в свою очередь заявила: «Мы являемся независимым учреждением, подотчетным Европейскому парламенту, и у нас есть мандат на нашу деятельность. Мы будем продолжать делать все, что нужно... для выполнения этого мандата».

А в пресс-релизе Европейского суда сказано, что Германия не имеет соответствующей юрисдикции: «Только Суд, который был создан государствами-членами ЕС обладает юрисдикцией принимать решение о том, что действие института ЕС противоречит законодательству ЕС. Расхождения между судами государств-членов относительно законности таких актов действительно могут поставить под угрозу единство правопорядка ЕС и умалить правовую определенность… Национальные суды обязаны обеспечивать полное соблюдение законодательства ЕС».

Из всех этих заявлений следует, что между Брюсселем и Берлином наметилось открытое противостояние. Пока что на почве правовых разногласий. До истечения срока ультиматума, поставленного Конституционным судом Германии, остаётся несколько дней. При этом в период с 1 июля по 31 декабря 2020 года Германия является государством – председателем Совета Европейского союза, которое на период своего председательства имеет право принятия общих решений ЕС.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.