Стратегические последствия восстановления оси США – Израиль
3224

Стратегические последствия восстановления оси США – Израиль

23 декабря СБ ООН принял достаточно строгую резолюцию 2334 с осуждением израильской поселенческой деятельности на оккупированной палестинской территории. Принципиальным при этом было то, что США, ещё недавно ставившие вето на подобные документы, на этот раз воздержались. Можно смело сказать, что это был «последний привет» Израилю от Б. Обамы, отношения которых так и не сложились. Все призывы израильского премьера Б. Нетаньяху к уходящей администрации воспользоваться своим правом вето остались неуслышанными. Более того, в ситуацию попытался вмешаться пока ещё не имеющий официальных полномочий Д. Трамп, сделавший довольно тонкий ход: он связался с президентом Египта Ас-Сиси (Каир являлся инициатором предложенной резолюции) и убедил того отказаться хотя бы временно от её выдвижения. Однако Обаме, видимо, так хотелось «насолить им всем» на прощание, что явно с его ведома данную инициативу подхватили всегда следующие настроениям Белого дома Новая Зеландия и Сенегал.

И дело, конечно, не в том, что в результате принятия этого документа Израиль окажется в безвыходном положении. Как и раньше, скорее всего, он его будет игнорировать. Просто сама по себе эта ситуация знаменует низшую точку американо-израильских отношений за многие годы. В Вашингтоне эксперты уже заговорили о том, что былое стратегическое партнёрство двух стран нуждается в срочном обновлении. 

Бывший первый заместитель помощника президента по национальной безопасности при республиканцах Роберт Блэквилл и заместитель госсекретаря при демократах Филип Гордон подготовили для будущего президента под эгидой Совета по международным отношениям обширный доклад с претензией на двухпартийность и с предложениями по восстановлению американо-израильских отношений («Repairing the U.S.-Israel Relationship»). За этой разработкой просматривается стремление части американского истеблишмента, формировавшей до сих пор ближневосточную повестку США, обеспечить, пусть и с некоторыми обновлениями, её преемственность. Трампу, в частности, рекомендуется:

- уже в начале 2017 года пригласить израильского премьера в Кэмп-Дэвид для выработки «нового стратегического видения» изменившегося положения на Ближнем Востоке и создания механизма интенсивного двухстороннего стратегического диалога;

- расширить и продвинуть сотрудничество с Израилем в области обороны, в том числе в таких чувствительных областях, как противоракетная оборона, противотуннельное оружие, кибербезопасность;

- сфокусироваться на обеспечении выполнения Ираном подписанных соглашений, касающихся его ядерной программы;

- обеспечить скоординированный американо-израильский подход к региональным вызовам, исходящим от Ирана;

- добиваться от Израиля осуществления шагов по улучшению повседневной жизни палестинцев, сохраняя перспективу урегулирования их проблемы на основе решения ООН о двух государствах. Связывать сдержанную позицию США по поселениям с прогрессом в этой области;

- укрепить двустороннее экономическое сотрудничество.

Однако уже предпринятые Трампом в отношении Израиля действия и жесты говорят о том, что он готов пойти гораздо дальше и едва ли будет нуждаться в рекомендациях тех, кто стремится его поучать. 

Похоже, что Трамп намерен сделать Израиль краеугольным камнем всей региональной политики Вашингтона на Ближнем Востоке. Его позиция по ядерной сделке с Ираном также является заметно более жёсткой, чем у тех, кто дают ему советы. Очень характерна, например, фигура выбранного им будущего посла США в Израиле Дэвида Фридмана (David Friedman), ортодоксального еврея, сторонника поселенческой деятельности, противника концепции двух государств и каких-либо уступок палестинцам. Фридман готов хоть незамедлительно признать Иерусалим столицей Израиля и перевести туда из Тель-Авива посольство США. Трамп, похоже, с ним солидарен. Никакого дипломатического опыта Фридман не имеет, будучи адвокатом в сфере банкротств. Для него даже лидеры либерального еврейского лобби в Америке из созданной при Обаме организации J Street – это “лагерные старосты”. По мнению обозревателя ведущей израильской газеты “Маарив” Шломо Шамира, назначение Дэвида Фридмана означает одно: переговорный процесс между Израилем и палестинцами «помещен в морозильную камеру на длительный период, а ключи от этой камеры выброшены».

Бывший посол США в Израиле Даниэль Куртцер (Daniel C. Kurtzer) выражает удивление, как вообще Трамп может надеяться на достижение хоть какого-либо прогресса в палестино-израильском урегулировании, назначая на пост посла такого человека, как Фридман. Он называет это назначение серьёзной ошибкой и призывает срочно его пересмотреть. Отчасти Куртцер даже шантажирует нового президента, утверждая, что подобные действия могут привести к волнениям по всему исламскому миру.

Возможно, однако, эти опасения несколько преувеличены, как и многое из того, что говорится о будущей политике Трампа. Глава администрации вновь избранного президента Райнс Прибус уже заметил по поводу данного назначения, что реальная политика США будет формироваться в Овальном кабинете, а в задачу дипломатов входит её неукоснительное исполнение. В Госдепартаменте и Совете национальной безопасности существует достаточно сильная школа ближневосточников, которая в состоянии подправить многие иллюзии новых назначенцев. Другое дело, что эта школа и сама в последние годы была скомпрометирована активностью деятелей вроде упомянутых Р. Блэквилла и Ф. Гордона, делавших ставки на либеральные интервенции, отозвавшиеся гримасами «арабской весны». Сейчас маятник качнулся в другую сторону, но рано или поздно он должен стабилизироваться. Поговаривают также, что Трамп может сделать спецпосланником по Ближнему Востоку, в руках которого будут сосредоточены все основные нити формирования американского курса в регионе, собственного зятя Джареда Кушнера. Последний известен своей неизменной прагматичностью.

Само по себе возрождение прочного стратегического союза США и Израиля на Ближнем Востоке не обязательно означает, что он будет представлять особую опасность для стран региона. Всё зависит от того, на что он будет направлен. Если на продолжение агрессивного вмешательства в дела расположенных здесь суверенных государств ради их «либерализации и демократизации», как в последнее время, то, конечно, ничего хорошего это не принесёт. Если же во главу угла будет поставлена стабилизация расшатанной региональной ситуации и серьёзная борьба с терроризмом, к чему вроде призывает Трамп, то результаты могут быть вполне положительными. 

Некоторые ближневосточные эксперты идут так далеко, что даже выстраивают «ось» Трамп – Нетаньяху – Путин, присоединяя к ней потенциальных союзников в виде Эрдогана, Ас-Сиси, а в перспективе и Башара Асада, как основу будущей региональной системы. Создать подобную конфигурацию, которая, действительно, могла бы обеспечить долгосрочную стабильность на Ближнем Востоке, непросто. Помимо прочего, Израиль, например, должен решить неразрешимую проблему, которую сам для себя создал: как совместить возможный отказ от концепции двух государств с еврейским характером своего общества. Либо одно, либо другое – вместе они никак не сочетаются. Жизнь неизбежно будет вновь и вновь ставить перед этой дилеммой Израиль и повторно обретённых им стратегических союзников из Вашингтона.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.