header
Ливия и Корея: роковое сцепление событий (I)
"18495"
498 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Ливия и Корея: роковое сцепление событий (I)

Несмотря на то, что охваченная революционной лихорадкой Северная Африка и Северо-Восточная Азия географически далеки друг от друга, многие аналитики проводят параллели, делают сравнения и даже строят прогнозы об общности судеб лидеров Джамахирии и КНДР. События в Ливии - это повод для размышлений о том, имеет ли малая страна в современном мире возможность проводить суверенную политику, не санкционированную глобальным управляющим классом, и не опасаться быть за это наказанной.

Ответ на такой вопрос - скорее отрицательный. Все происходящее сейчас в Арабском мире показывает, что в случае, если политический режим не вполне соответствует так называемым «международно признанным стандартам демократии», а страна располагает ценными ресурсами, против неё может быть использована военная сила с целью отстранения от власти правящей группы и ее замены на более «лояльную».

«Приглашением» для подобного вмешательства во внутренние дела государства чаще всего становится дестабилизация внутренней обстановки, в идеале – открытый мятеж оппозиции против существующей власти. Если это происходит, то повод для начала военного вторжения извне может быть выбран любой: например, обвинения в нарушениях прав человека, в чрезмерном применении силы против мирного населения либо мятежников, объявляемых «повстанцами».

Феномен молниеносного и солидарного изменения отношения к Муаммару Каддафи со стороны представителей «свободного мира» также заслуживает осмысления. Конечно, эксцентричный ливийский лидер, в течение 40 лет выступавший с антиамериканских позиций, никогда не был, надо признать, любимцем Запада, но его терпели и принимали – полковник никогда, даже в худшие годы не являлся «изгоем» для «цивилизованного сообщества», как, например, северокорейский руководитель Ким Чен Ир, а сама Ливия, в отличие от той же Северной Кореи, никогда не причислялась к так называемой «оси зла».

Более того, лет восемь назад М.Каддафи ради сближения с Западом отказался от ядерного оружия, допустил в страну зарубежных наблюдателей, а также урегулировал все вопросы, связанные с выплатой компенсаций семьям жертв авиакатастрофы, в причастности к которым обвиняли Триполи. И действительно, международные санкции против Ливии были тогда отменены, и все претензии в отношении этой страны сняты. Однако, когда Запад посчитал, что режиму Каддафи может быть найдена более приемлемая альтернатива, колебаний насчёт проведения операции по его свержению не возникло, и в итоге мы наблюдаем то, что происходит сейчас.

Трудно сказать, что выиграл Запад в краткосрочном плане, разом отказавшись от всех писанных и неписанных договоренностей с Триполи и предоставив поддержку противникам ливийского лидера. Важно, что в стратегическом плане евроатлантические демократии проиграли с самого начала. Прежде всего, они преподнесли всему миру урок, который состоит в том, что принцип национального суверенитета все больше становится иллюзией, а безопасность государства, входящего в систему ООН и соблюдающего все нормы и принципы международного права, теперь далеко не всегда может быть обеспечена политическими средствами. Ливийский полковник, пойдя на уступки своим внешним оппонентам в надежде получить за это своего рода «охранную грамоту», жестоко ошибся и поплатился за ошибку.

 Дело сейчас даже не в самом М.Каддафи, а в том воздействии, которое ливийский пример способен оказать на целый ряд стран, породив у них острое ощущение незащищенности. Своими конкретными действиями в отношении Ливии западные демократии фактически дискредитировали выдвигаемый ими в последние десятилетия тезис о том, что отказ того или иного «порогового государства» от ядерного оружия приведет к укреплению его безопасности. Хочешь не хочешь, теперь каждая страна поставлена перед выбором: смириться с утратой реального суверенитета либо искать асимметричные ответы на внешние вызовы, включая программу создания собственного ядерного оружия.

 Кстати сказать, давние друзья Ливии, северокорейцы, довольно оперативно сделали для себя четкий и однозначный вывод из этой ситуации. Как заявил еще в марте представитель МИД КНДР, «ливийский кризис… лишний раз подтвердил ту историческую истину, что в условиях того произвола и двойных стандартов, которые творят глобальную политику, мир может быть сохранен только, когда укрепляешь собственную национальную мощь… Последние события в Ливии преподают международному сообществу серьезный урок.

 Теперь перед всем миром отчетливо обнажился тот факт, что так называемый «ливийский вариант отказа от ядерной программы», о котором так любили трубить американцы, на самом деле является способом военного поглощения после разоружения противной стороны путем обмана его сладкими обещаниями о «гарантии безопасности» и «нормализации отношений».

 Вновь доказана та непреложная истина, в соответствии с которой пока на земле существуют диктат и произвол, отстоять и защитить мир можно только с помощью собственной силы.

 Выбранный нами путь приоритета укрепления армии является совершенно правильным и созданная на этом пути самозащитная военная мощь КНДР служит сдерживающей силой, которая предотвращает войну и сохраняет мир и стабильность на Корейском полуострове». (1)

Действительно, оснований беспокоиться по поводу внешних угроз у Пхеньяна куда больше, чем у той же Ливии. В опубликованном в апреле докладе Госдепартамента США, посвященном положению с правами человека в мире, Северная Корея характеризуется как «абсолютная диктатура», которая «отрицает право народа менять свое правительство». Осуществляемые Пхеньяном ракетно-ядерные программы, а также вывоз соответствующих технологий за рубеж, прежде всего в страны Ближнего и Среднего Востока, рассматриваются Вашингтоном как серьезная угроза своим интересам в Северо-Восточной Азии. Кроме того, северокорейцев подозревают в подделке американской валюты, участии в наркотрафике и массе других грехов. Правда, в отличие от Ирака и Ливии у КНДР нет ценных ресурсов, которые могли бы представлять интерес для «свободного мира», однако значение этой страны состоит в другом – она расположена в стратегически важном районе Азии. Непредсказуемость поведения северокорейского руководства, ведущего в регионе свою игру по правилам, отличным от американских, создает фактор военно-политической неопределенности, что усложняет для Вашингтона реализацию его стратегических задач.

Даже малой части из перечисленного хватило бы с лихвой для принятия решения о «смещении» режима Ким Чен Ира, если бы не одно «но»: северокорейцы уже располагают ядерным оружием или, по крайней мере, ядерными взрывными устройствами, о чем свидетельствуют проведенные в 2006 и 2009 году соответствующие испытания. С точки зрения интересов США принципиальный просчет американцев состоял в том, что они упустили момент, когда эту ситуацию ещё можно было развернуть назад, и теперь уже вынуждены иметь дело с реально опасным для них государством, которое в случае нападения на него пойдет до конца.

Вопрос о возможности применения военной силы против Пхеньяна всерьез рассматривался в начальный период пребывания на президентском посту Дж.Буша-младшего, но после тщательного взвешивания всех «за» и «против» этот путь был отвергнут. В частности, было просчитано, что даже в случае молниеносных ударов с помощью высокоточного оружия по стратегическим объектам на территории Северной Кореи, у Пхеньяна останутся возможности для ответа, способного нанести неприемлемый ущерб противоположной стороне. Конечно, сами США не пострадают, поскольку у КНДР нет носителей, способных доставить ядерный боезаряд до американской территории. Но вот южнокорейского союзника Вашингтона северяне довольно прочно держат на прицеле. Достаточно сказать, что в 270-километровой полосе, прилегающей к демилитаризованной зоне, сосредоточена мощная войсковая группировка, в том числе напротив столицы РК - до 8 тыс. единиц дальнобойной артиллерии КНДР и несколько сот ракетных установок, способных, как утверждают северокорейские генералы и международные эксперты, в считанные минуты превратить Сеул в «море огня».

Ким Чен Ир, в отличие от М.Каддафи, еще после событий в бывшей Югославии, а также в Ираке сумел разобраться в том, что никаких надежных гарантий безопасности против возможной агрессии извне он от международного сообщества не получит, а за Пхеньян никто, даже Китай, воевать не будет, и поэтому полагаться следует только на себя и свои военные возможности. И чем более жесткой и даже недопустимой в глазах «цивилизованного мира» будет избранная форма защиты – тем надежнее она станет с точки зрения выживаемости страны. Известна любимая присказка северокорейского лидера – ядерное оружие, которым располагает КНДР, «позволяет нам спать спокойно». Проведенные в 2006 и в 2009 годах ядерные испытания, а также состоявшийся в прошлом году показ американским экспертам предприятия по обогащению урана продемонстрировали наличие у КНДР соответствующего потенциала, оставив при этом весь мир в неведении насчёт того, насколько он велик.

Иными словами, Ким Чен Ир, который никому в последние годы не верил, основательно готовился на случай форс-мажорных обстоятельств и хорошо подстраховался, а вот М. Каддафи ситуацию «проморгал» и оказался в проигрыше. К Ким Чен Иру и созданному им режиму можно относиться по-разному, однако, будучи загнанным в угол, он сыграл «ва-банк» и своей цели добился, наплевав на возмущенную реакцию «мирового сообщества» по поводу ядерного оружия Пхеньяна. Американцы и их союзники теперь могут сколь угодно негодовать по поводу эпатажного поведения северокорейцев, но предпринять чего-либо по большому счету не в состоянии – дело-то приходится иметь с де-факто ядерной державой.

(Окончание следует)

_______________________________________

(1) КОММЕНТАРИЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ МИД КНДР// ЦТАК КНДР, 22 марта 2011 г.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.