header
Президент Белоруссии Александр Лукашенко стремится быть «многовекторным», но нельзя сказать, что это ему удаётся.
"43764"
Размер шрифта:
| 06.04.2020 Политика 
33340
4.11
5
1
35
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.11
logo

Последняя миссия Александра Лукашенко

Республика Беларусь и её президент

Президент Белоруссии Александр Лукашенко стремится быть «многовекторным», но нельзя сказать, что это ему удаётся. В каких-то случаях это связано с позицией партнёров, в других – возможно, c неверным выбором самого Минска. Вероятно, приходит время точно определить приоритеты Республики Беларусь – особенно в условиях «вирусно-экономического» кризиса, который продолжает углубляться.

Второе апреля – День единения народов Белоруссии и России. Только есть ли единение (притом что культурно-историческое братство народов РФ и РБ несомненно)? Вроде есть, а вроде и нет. Есть на бумаге, а на практике, как заметил А. Лукашенко в интервью телекомпании «МИР» 3 апреля, говоря об интеграционных процессах в СНГ, «остались только Россия и Беларусь – и то с огромными проблемами»

В то же время президент Белоруссии заявил, что дорожные карты Союзного государства согласованы по многим направлениям, и подчеркнул: «У нас есть Договор о создании Союзного государства. Ни от одного пункта этого договора мы не отказываемся. Даже возьмем самый серьезный, который сегодня обсуждается. Допустим, единая валюта. Мы не против единой валюты, но только это должна быть нейтральная валюта. Это не белорусский рубль, не российский».

Вообще, интервью А. Лукашенко хороши своей эмоциональностью, а она порой очень информативна. Вот и сейчас выяснилось, что вопрос о единой валюте Белоруссии и России на повестке дня («сегодня обсуждается»), хотя казалось, он канул в лету. А это значит, что крест на поступательном сближении, а в будущем, возможно, и объединении двух стран ставить не стоит.

Не секрет, что в последнее время нефтегазовый вопрос заметно отравил отношения соседей. И если по газу как-то удалось договориться, то нефть продолжала оставаться яблоком раздора. Однако в конце марта Александр Григорьевич, заслушивая доклад о работе белорусских нефтеперерабатывающих предприятий, спросил: «Я так понимаю, россияне полностью пошли на наши предложения по поставкам нефти?» – и получил утвердительный ответ от главы своей администрации.

А 2 апреля премьер-министр Белоруссии Сергей Румас заявил: «Жесткая и последовательная установка главы государства о покупке российской нефти без премии в цене выдерживается правительством. Результатом этой позиции является цена, по которой мы будем покупать нефть в апреле из Российской Федерации – около 4 долларов за баррель».

Вырисовывается любопытная ситуация: то Москва не идёт на уступки Минску и А. Лукашенко говорит, что Белоруссии «выкручивают руки», то всё меняется, но на лице белорусского лидера нет восторга, а всплывает вопрос о единой валюте.

Однозначные выводы по поводу этой ситуации делать рано, но складывается впечатление, что, хотя вопрос о единых органах власти отложен, российско-белорусская интеграция медленно, но движется вперёд. Ситуация с коронавирусом и вокруг него, меняющая характер международных экономических отношений, безусловно, ускоряет это движение. В Белоруссии очень многие понимают, что, кроме России, их стране идти некуда. Ведь что мы видим: Александр Григорьевич торговался, но в конечном итоге продал «Белтрансгаз» «Газпрому»; он упирался, но вступил-таки в Таможенный, а затем в Евразийский экономический союз; теперь вот новый интеграционный этап с «позиционными боями» (в частности, на энергетическом поле)...

Политическая прозорливость А. Лукашенко, его умение маневрировать, умение выжимать максимум возможного даже из проигрышной ситуации при защите интересов своей страны как одной большой Брестской крепости заслуживают уважения. При этом путь Белоруссии к единству с Россией видится неизбежным.

Есть ли альтернатива? Есть. Это Украина, за которую «сильные мира сего» решили, что единую судьбу восточных славян можно сломать за счёт геополитической ориентации на Запад. Только для Украины этот путь оказался тупиковым. И едва ли Александр Григорьевич готов повторить маршрут Виктора Фёдоровича, в том числе потому, что чувствует ответственность за страну, которую возглавляет много лет.

Ирония судьбы состоит ещё  в том, что А. Лукашенко пытался дружить с П. Порошенко (в том числе зарабатывая на продаже Украине нефтепродуктов), потом определил себе в друзья В. Зеленского, а Украина взяла и поддержала санкции ЕС против Белоруссии. Про Польшу и Литву как «добрых соседей» и вовсе говорить нечего – первая продолжает жить мечтами о возрождении Речи Посполитой, а вторая не перестаёт трепать Минску нервы по поводу Островецкой АЭС.

Это уже не говоря о том, что Вильнюс и Варшава – проводники политики США в Европе, которые спят и видят, чтобы Минск пошёл по пути Киева. На Китай рассчитывать тоже нельзя, так как он всегда и везде проводит одинаково жёсткую экономическую политику и никому в виде благотворительности миллиарды не раздаёт (потом семь шкур спустит за кредит).

А. Лукашенко действует по принципу «в политике нет друзей – есть только интересы». И можно сказать, что для него это не столько личные интересы, сколько интересы Белоруссии, у которой, по его словам, нет нефти и газа, как у России, огромных мощностей в экономике, как у Китая, и печатного станка для производства долларов, как у США. И надо признать, что Александр Лукашенко сохранил страну для неоевразийского проекта, как Нурсултан Назарбаев сохранил Казахстан. Однако приходит время реструктурировать «государственное предприятие». Вопрос в том, когда это произойдёт и с какими последствиями для народа. Непосредственное участие в определении того, как решится данный вопрос, Александр Лукашенко, надо полагать, и видит своей последней миссией на посту президента.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.